Сайт переехал по адресу: IAMNESS.RU
Дэвид Годман. Я ЕСМЬ - первое имя Бога. Часть 2  
Каббалистические идеи мироздания также основаны на концепции Бога «Я есмь». Согласно представлениям иудаизма мир появился, когда было произнесено одно единственное слово. Это слово было самым первым звуком, услышанным в проявленной вселенной. Эта теория схожа с индуистской концепцией звука Ом. Для каббалистов это слово не что иное, как величайшее имя Бога Эхэй (Ehyeh),т.е. «Я есмь». Согласно одной из их традиций, каждое существо, будучи сотворенным, произносит божественное имя «Я есмь», и повторяет то же самое «Я есмь», когда растворяется в своем творце. В соответствии с Каббалой произношение божественных слов «Я есмь» делает мир реальным и поддерживает его существование. Произнесенное «Я есмь» является эманацией непроизнесенного «Я есмь». Таким образом, сам Бог переходит из непроявленного в проявленное.

В книге «Наставления шри Рамана Махарши» (беседа № 518) Бхагаван высказывает мысль схожую с этой идеей:

«Высочайшее Бытие не проявлено, и первый знак проявления – это ахам спхурана (свет "Я")».

Бхагаван всегда повторял, что «я»-мысль возникает из Истинного Я, а затем, в буквальном смысле, творит мир и придает ему видимую реальность. И по аналогии с идеями Каббалы Бхагаван учил, что мир прекращает существование, когда «я» растворяется в Истинном Я.

Проводя параллели между иудаизмом и учением Бхагавана, важно помнить, что ортодоксальный иудаизм утверждает, что Бог полностью и навсегда отделен от мира, тогда как Бхагаван учил, что Истинное Я является единственной реальностью, и что мир является его проявлением, а не его созданием. Для Бхагавана мир ЕСТЬ, существует, точно так же как и Бог ЕСТЬ и эти оба нераздельны:

«Бытие поглощено Реальностью, и мир также – Реальность. В Самореализации есть только Бытие и ничего, кроме Бытия».

Христианские теологи так же восприняли имя Бога «Я есмь», и то, что существование является его базисной природой, но они не хотят признать, что Его творение является выражением Его сути. Возьмем, к примеру, следующее заявление католического теолога:

«Бог является полнотой бытия, иначе говоря, является живым существованием и существующей реальностью. Он является не только живой сущностью, реальным объектом, но и самим существованием, самой реальностью».

Я уверен, что Бхагаван подписался бы под этой цитатой. Принадлежит она не какому-то вольнодумцу, а уважаемому теологу и прекрасно вписывается в основные представления католиков о том, что собой представляет Бог. Однако, мы не можем утверждать, что эта цитата подразумевает, что мир является частью Бога, поскольку, по сути, все христианские течения верят, что Бог сотворил мир ex nihilo, что означает «из ничего». Христианские теологи утверждают, что материя не является ни частью Его, ни эманацией Его или из Него. Согласно их представлениям, материя буквально возникла из ничего. Несмотря на то, что мир сотворен Богом, христиане не принимают идею о том, что он является частью Его сущностной природы. Идеи пантеистов, которые придерживаются противоположных взглядов, осуждаются христианскими теологами, как ложные и даже еретические. Как мы видим, Христиане готовы принять раскрытие Богом Себя, как «Я есмь» подразумевающее, что Его сущностная природа есть бытие, но они не готовы признать, что мир является частью Его существования. Приведем цитату из Ватиканского Собора: «Поскольку Бог является единой, совершенно простой, вездесущей сущностью, его следует признать целиком и полностью отдельным от мира».

Есть еще один важный момент, вследствие которого, учение Бхагавана кардинально отличается от учений иудаизма и христианства. Бхагаван учил, что «Я есмь» является не только именем Бога, но и истинным именем и природой каждого человека. Бхагаван утверждал, что если человек сможет познать свою истинную природу - «Я есмь» - тогда одновременно человек сможет пережить «Я есмь», которое является Богом и «Я есмь», которое является основой проявления мира. В подтверждении этого приведем следующие цитаты:

«Я есть - субстрат всех этих трёх состояний. Бодрствование постепенно проходит, Я есть; сновидения проходят, Я есть; глубокий сон проходит, Я есть. Они повторяют себя и, однако, "Я есть" остается».

«Не имеющее эго "Я есмь" мыслью не является. Это – реализация. Смысл, или значение "Я" – это Бог».

«Я существую» – это единственное постоянное самоочевидное переживание каждого. Нет ничего более самоочевидного (pratyaksha - пратьякша (санскр.) Непосредственное чувственное восприятие), чем «Я есмь». То, что люди называют самоочевидным, – переживания, получаемые ими с помощью чувств, – далеко от самоочевидности. Только Истинное Я таково. Pratyaksha (пратьякша) - другое имя для Истинного Я. Поэтому выполнять самоисследование и быть тем «Я есмь» – единственное, что следует делать. «Я есмь» – Реальность. «Я есть это или то» – нереально. «Я есмь» – Истина, другое имя для Истинного Я »
.

Пожалуй, самое четкое определение значения божественного имени «Я» и проявленного мира было дано не самим Бхагаваном, а Намдевом – индийским святым, жившим в 14 веке и писавшем на языке маратхи. В своей работе «Философия Божественного Имени», которую Бхагаван часто цитировал и читал вслух, Намдев объясняет, каким образом «Я» проявляется, как мир и как может быть познана его истинная природа:

«Имя полностью охватывает и небеса, и землю, и всю Вселенную. Само по себе являясь формой. Между Именем и формой нет различия. Бог проявился и принял Имя и форму… за пределами Имени нет мантры. Имя и есть сам Бог. Всепроникающая природа Имени может быть понята, только когда человек узнал собственное «Я». Если собственное имя не познано, невозможно обрести всепроникающее Имя. Когда человек познал себя, тогда он находит Имя везде. Восприятие Имени, как нечто отдельного от названного, порождает иллюзию. Отдайте себя Гуру у стоп его и познайте, что само «Я» и является этим Именем. После нахождения источника этого «Я» слейтесь с ним в единое целое, являющееся самосущим и лишенным любой дуальности».

Большинство религиозных традиций мира предписывает верующим повторять имя Бога, чтобы иметь возможность пережить Его милость, Его присутствие и даже Его истинную природу. Иудаизм, христианство, индуизм и ислам учат идеям, противоречащим друг другу, но удивительно то, что все они согласны в вопросе теории и практики повторения святого имени. Нижеприведенная цитата демонстрирует мусульманскую точку зрения по этому вопросу, но адепты упомянутых выше религий найдут много общего со своими традициями:

«Божественное Имя, раскрытое самим Богом, содержит в себе Божественное Присутствие, которое обретает силу, когда Имя овладевает сознанием человека, повторяющего его. Человеку трудно непосредственно сконцентрироваться на Бесконечном, но концентрируясь на символе Бесконечного, он достигает Его: когда индивидуальный субъект отождествляется с Именем до такой степени, что ментальная деятельность поглощается формой Имени, тогда Божественная Суть самопроизвольно проявляется, поскольку эта священная форма не стремится к чему-либо вне себя. Форма соединяется со своей Сутью, границы которой в итоге растворяются. Таким образом, единение с Божественным Именем становится единением с Богом».

Для Бхагавана священным именем было «Я» или «Я есмь». Хотя он, как и Намдев, советовал своим преданным практиковать самоисследование и достичь Бога путем нахождения источника "Я", он признавал, что повторение святого имени «Я» может привести к той же цели. Однако он рекомендовал этот путь тем, кому было тяжело заниматься самоисследованием:

«Если вы находите vichara marga (путь самоисследования) слишком сложным, то можете повторять "Я", "Я", и это приведет вас к той же цели. Нет вреда в повторении "Я", как мантры. Оно является первым именем Бога».

Домохозяйка, которая пожаловалась, что самоисследование было трудным для нее и у нее не было времени на медитацию, получила такой же ответ:

«Если вы ничего не можете делать, по крайней мере, продолжайте постоянно повторять про себя "Я", "Я", как советуется при задавании вопроса «Кто я?» Неважно, что вы делаете – сидите, стоите или идете. «Я» - это имя Бога и первая и величайшая из всех мантр».

В другом ответе Бхагаван объясняет, почему этот метод настолько эффективен:

«Вопрос: Как имя ("Я") помогает Реализации?

Ответ: Изначальное имя всегда продолжается самопроизвольно, без какого-либо усилия со стороны человека. Это имя – ахам, т. е. "Я". Но когда оно становится проявленным, то проявляется как ахамкара – эго ("я"). Словесное повторение имени (нама) ведёт человека к мысленному повторению, которое, в конце концов, растворяется в той вечной вибрации».


Мне хотелось бы сейчас снова обратиться к Ветхому Завету и рассмотреть еще одну фразу, которую любил цитировать Бхагаван. Псалом 46:10 говорит: "Будь спокоен и знай, что Я - Бог". Бхагаван настолько ценил эту фразу, что иногда говорил, что высказывания «Я есмь то, что Я есмь» и «Будь спокоен и знай, что Я – Бог» заключают в себе смысл всей Веданты. По мнению Бхагавана эти две цитаты тесно связаны, поскольку он учил, что переживание «Я есмь» является пребыванием в покое. Эти два слова «будь спокоен» обозначают как метод, так и цель, поскольку «Я есмь» раскрывается через бытие и покой (неподвижность):

"Если (ум) поверут внутрь, он становится спокойным, и через некоторое время, то "Я ЕСМЬ" одно преобладает. "Я ЕСМЬ" – это Истина в Её целостности".

В широком смысле слова эта фраза означает не только состояние покоя. В нижеприведенном ответе Бхагаван ясно говорит о том, чтобы обрести покой, нужно достичь состояния чистого бытия, в котором маленькое «я» уничтожается:

«Вопрос: Как познать Себя?

Ответ: "Познание Себя" означает "Бытие Собой"… Ваш долг – быть, а не быть этим или тем. "Я ЕСМЬ то Я ЕСМЬ" заключает всю истину, а метод практики суммируется двумя словами "Быть спокойным". Что означает "спокойствие"? Оно означает "уничтожь себя", ибо любое имя и форма являются причиной волнения. Отбросьте представление, что "Я есть это и то"».

«Остановитесь и познайте, что Я – Бог". Здесь неподвижность означает полную отдачу себя, без капли индивидуальности».

«Всё, что требуется для осознания Себя, это "Быть спокойным"».


Если перефразировать 10 строфу 46 псалма, чтобы лучше понять, как толковал ее Бхагаван, то она бы звучала так:

«Достигнув состояния чистого бытия и абсолютного покоя, в котором ум уничтожен, человек может получить непосредственное переживание того, что Бог является «Я есмь»».

Бхагаван часто делал акцент на том, что для того, чтобы «Быть спокойным и знать, что Я – Бог», нужно быть полностью свободным от мыслей, даже от мысли «Я – Бог». Как-то процитировав это библейское изречение, он добавил:

«Быть спокойным означает не думать. Знать и не думать – в этом ключ».

А в другой беседе сказал так:

"Не следует думать: "Я – это, я – не то". Говорить "Это или то" – неправильно. Эти понятия также являются ограничениями. Только "Я есмь" – истина. Безмолвие - это "Я"".

Бхагаван утверждал, что для того, чтобы, «быть спокойным» не нужно что-либо думать или утверждать. Наоборот, для этого необходимо полное отсутствие мыслей и утверждений. Такой подход является, главным образом, критикой древней традиции повторения или думанья «Я есть Брахман», как метод обретения свободы. В нижеследующей цитате Бхагаван объясняет, как истинное значение утверждения «Я есть Брахман» игнорируется или упускается толкователями и практикующими:

"Это просто значит, что Брахман существует, как «Я», а не как «Я есть Брахман». Эта фраза не предполагает, что человек должен раздумывать «Я есть Брахман», «Я есть Брахман». Разве человек думает постоянно «я человек, я человек»? Он им является, и у него нет необходимости, за исключением тех моментов, когда он полагает, что, возможно, он животное или дерево, твердить себе «я человек». Точно так же Истинное Я есть Истинное Я. Брахман в виде «Я есмь» существует во всем и во всех."

В начале этой статьи я пояснил отношение древних иудеев к именам, отмечая, что многие библейские имена что-то говорили о человеке или существе, носившем его. Имя Бога «Я есмь» раскрывает его истинную сущность; имя Авраама – его предназначение; имя Якова указывает на основную черту его характера и т.д. В начале христианской эпохи все еще было распространено мнение, что имя отображало характер человека и его судьбу. Поэтому, когда ангел явился Иосифу в начале Нового Завета, сообщая, что его жена носит ребенка, зачатого Святым Духом, значение имени, данного ангелом, имело большое значение:

«Ангел Господень явился ему во сне и сказал: Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в Ней есть от Духа Святаго; родит же Сына, и наречешь Ему имя Иисус, ибо Он спасет людей Своих от грехов их».

Имя Иисус – это греческий эквивалент древнееврейского имени leschouah (Иешуа), которое является сокращением от lehoschouah. Полное имя звучит не благозвучно для евреев, поэтому они используют сокращенную версию. Этимология полного имени такова – «Яхве – есть спасение» или «Яхве помогает». Последнее значение всегда было более популярно и связано с вышеприведенной цитатой: «ибо Он спасет людей Своих от грехов их».

Если вы помните, «Яхве» означает «Тот, который есть». Это имя использовали евреи для обозначения «Я есмь», изначального божественного имени раскрытого Богом Моисею в Исходе. Поскольку Яхве является эвфемизмом для «Я есмь», можно утверждать, что имя Иисуса так же означает «”Я есмь” – есть спасение» или в более широком смысле «Имя Бога – есть спасение». Обе эти идеи имели место в учениях раннего христианства.

Идея того, что Имя Бога само по себе может принести спасение, даже без необходимости повторения или памятования его верующими, была свойственна иудеям. Например, псалом 54:1 начинается с мольбы: «Боже! именем Твоим спаси меня». Для иудеев библейского периода Имя Бога означало самого Бога, а не просто обозначение или название. Для них все следующие утверждения означали одно и то же: «Имя Бога – есть спасение», «Бог – есть спасение», «Я есмь» - есть спасение».

Когда Иисус начал учительствовать, он сознательно идентифицировал Себя с Яхве из Ветхого Завета, называя Себя в некоторых случаях «Я есмь». Все иудеи знали, что это имя могло быть использовано только Богом.

В одной из самых известных библейских историй, Иисус идет по Галлилейскому морю, чтобы встретить Своих учеников, которые ловили рыбу на лодках. Видя, что его действия встревожили учеников, Он сказал им: «Я есмь; не бойтесь». В большинстве переводов библии эта фраза звучит, как «это Я; не бойтесь», но это неправильный перевод с греческого. На греческом «Я есмь» будет ego eimi, и именно эти два слова стоят в греческом варианте перед точкой с запятой. Это притязание на принадлежность к Богу было понято Его учениками. Чудо хождения по воде и смелое заявление Иисуса «Я есмь» заставило учеников воскликнуть: «истинно Ты Сын Божий». То же самое предложение «Ego eimi; не бойтесь» встречается в некоторых рукописях от Луки (24:36). В этой истории Иисус является Своим ученикам после воскрешения. И снова большинство переводчиков перевели эту фразу, как «Это Я», а не «Я есмь». Однако, исходя из дальнейшего контекста, можно прийти к заключению, что Иисус указывает на Свою божественную принадлежность («Я есмь»), а не на физическое присутствие («Это Я»).

В Евангелии от Луки и от Иоанна встречается еще одна строфа, в которой Иисус использует фразу «Ego eimi» очень интересным образом. Иисус предрек разрушение Иерусалимского храма, Мекки иудеев, и предупредил Иоанна и Андрея, что грядут ужасные события. После чего он добавил: «берегитесь, чтобы вас не ввели в заблуждение, ибо многие придут под именем Моим, говоря «Я есмь», и это время близко: не ходите вслед их». Заявить о себе, как «Я есмь» означает заявить о своей божественной природе, и конечно, такое заявления воспринялось иудеями, как богохульство. Доказательством этого служит история, описанная в 14 главе Евангелии от Марка. Эти строфы повествуют о суде над Иисусом. Иудейский первосвященник спросил Его: «Ты ли Христос, Сын Благословенного?» И Он ответил: «Я есмь». Это простое утверждение «Я есмь» было воспринято не просто, как утвердительный ответ, а притязание на божественную принадлежность, поскольку на ответ Иисуса священник яростно вскричал: «Вы слышали богохульство?!». Присутствующие согласились с тем, что этот ответ был богохульством и приговорили Иисуса к смертной казни (14:64). Возвращаясь к словам Иисуса, когда он сказал Иоанну и Андрею, что появится много людей «под именем Моим, говоря «Я есмь». Он имел в виду, что будут появляться самозванцы, утверждающие, что являются Богом, и что Иисус послал их. Сочетание фраз «Я есмь» и «под именем Моим» представляет особый интерес, поскольку, исходя из контекста, можно прийти к выводу, что Иисус претендует на изначальное Божественное имя.

Все строки, которые я цитировал до настоящего момента, были взяты из синоптических Евангелий, первых трех книг Ветхого Завета. В четвертом Евангелии от Иоанна, прослеживается несколько иная трактовка жизни Иисуса и Его учения, а также придается больше значения Его утверждению «Я есмь». Чтобы понять, чем отличается Евангелие от Иоанна, нужно просто составить список того, что входит в его содержание, а что нет, а затем сравнить с содержанием трех других Евангелий. В отличие от других Евангелий, в четвертом ничего не сказано о рождении Иисуса, о Его крещении, о Его искушениях, в нем ничего не сказано о Тайной Вечере и о Вознесении, об исцелении людей, одержимых бесами и злыми духами, в нем нет ни одной притчи Иисуса. Все это является основными темами остальных трех Евангелий. В четвертом Евангелии речи Иисуса занимают иногда целую главу и часто представляют собой возвышенные заявления, совершенно отличные от сжатых изречений в других трех Евангелиях.




WEB © Nataris-studio 2012