Сайт переехал по адресу: IAMNESS.RU
Дэвид Годман. Я ЕСМЬ - первое имя Бога. Часть 3  
Евангелие от Иоанна было написано гораздо позже, чем были составлены первые три Евангелия. Впоследствии появились бесчисленные теории, в попытке объяснить, почему подход и стиль Евангелия от Иоанна отличается от трех других. Одно из первых объяснений (230 г.н.э.), которое прошло испытание временем, было предложено Климентом Александрийским:

«Самым последним Иоанн, увидев, что все связанное с материальным и телесным, получило надлежащее отражение в Евангелиях, побуждаемый своими друзьями и вдохновленный Духом Святым, написал духовное Евангелие».

Другими словами, Иоанну было более важно рассказать о том, кем Иисус был, а не что он делал. Он хотел объяснить важность и значение прихода Христа на землю, а не просто передать события Его жизни в хронологическом порядке. В таком контексте в Евангелии от Иоанна заявление «Я есмь» обретает дополнительную важность.

Каковы эти заявления, и как они сформулированы? Библиоведы выделили две основные категории: 1. Простые заявления Иисуса о том, что он есть «Я есмь», другими словами Бог, проявленный в теле человека. 2. Более сложные утверждения, в которых Он передает природу и смысл «Я есмь» через обычные бытовые метафоры. Сначала я хотел бы перечислить и обсудить те, которые подпадают под первую категорию.

1.История с женщиной у колодца. Иисус просит женщину из Самарии, которая пришла почерпнуть воды из колодца, дать ему напиться. Во время долгой философской беседы женщина, которая уже убедилась в величии Иисуса, спросила Его, следует ли ей поклоняться Богу на горе, на которой поклонялись ее предки или ей следует идти в храм Иерусалимский, где поклоняются Богу иудеи.

21 Иисус говорит ей: поверь Мне, что наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу.

22 Вы не знаете, чему кланяетесь, а мы знаем, чему кланяемся, ибо спасение от Иудеев.

23 Но настанет время и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе.

24 Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине.

25 Женщина говорит Ему: знаю, что придет Мессия, то есть Христос; когда Он придет, то возвестит нам все.

26 Иисус говорит ей: это Я есмь, Который говорю с тобою.


Здесь мы видим простое, но смелое заявление Иисуса, что Он сам является Богом («Я есмь») и Мессией, посланным спасти мир. Выражение «Я есмь» можно найти не только в Исходе, а и в Книге Исайи, поскольку в ней Бог неоднократно определяет Себя, как «Я» и однажды (52:6) говорит фразу схожую с той, которую использовал Иисус. В 55 главе Бог говорит, что имя его презирается ассирийцами, которые теснили иудеев, а потом заявляет следующее:

«Поэтому народ Мой узнает имя Мое; поэтому узнает в тот день, что Я Тот же, Который сказал: «вот Я!»».

Поскольку в древнееврейском оригинале слова «есть» (вот есть Я) нет, последнюю часть фразы можно более точно передать как «… Я, который говорю с тобою», «се (вот) Я». Эта фраза идентична по смыслу с фразой Иисуса, процитированной выше – «это Я есмь, Который говорю с тобою». Следует заметить, что «се (вот) Я» связано с первой частью предложения, в которой Бог говорит, что «народ Мой узнает имя Мое».

Иудеи библейского периода очень долго ждали Мессию. Используя имя «Я есмь» и другие фразы, которыми Бог идентифицирует Себя в Ветхом Завете, Иисус хочет донести до Своих слушателей, многие из которых знакомы с текстами Ветхого Завета, что он является их Богом, «Я есмь», действующим через человеческое тело. Для иудеев было привычным, что Бог идентифицировал себя, как «Я», например, Книга Исайи изобилует такими примерами. В главе 43:11 Он говорит: «Я, Я Яхвэ (Тот, кто есть), и нет Спасителя кроме Меня». В древнееврейском оригинале в этой и двух последующих строфах насчитывается 29 слов. 12 из них – местоимения первого лица, такие как «Я» или «мой», в частности местоимение «Я» повторяется 5 раз.

Большинство «Я» - фраз в Книге Исайи появляются в форме «Я есмь Он», а не просто «Я» или Я есть. А поскольку в древнееврейском не было формы глагола «есть», Бог, на самом деле, говорит «Я-Он», а не «Я есмь Он». Возможно, это является сокращением от «Я, Я Яхвэ», фразы, которая появляется в главе 43:11. Большинство этих «Я-Он» фраз указывает или на трансцендентность Бога или на Его всемогущество.

43:10 «Я-Он: прежде Меня не было Бога и после Меня не будет».

43:11 «Я, Я Яхвэ, и нет Спасителя кроме Меня».

43:13 «от начала дней Я-Он Тот же».


Последняя цитата перекликается с одной из самых известных «Я есмь» изречений от Иоанна. В главе 8:58 Иисус говорит: «Прежде нежели был Авраам, Я есмь». Эта цитата подтверждает то, что Яхвэ сказал в Евангелие от Исайи 43:13, что до того, как появилось время и мир («от начала дней») «Я», которое является безграничным Богом, уже существовало, как Тот, кто ЕСТЬ.

2.Обращение к фарисеям в храме. В 8 главе Иисус вступает в долгую дискуссию с фарисеями в Иерусалимском храме. На их жалобы и вопросы он отвечает им с величавой позиции «я не от мира сего», дважды повторяя (стих 24, 28), что «Я есмь» - это путь к спасению:

8:19. «Тогда они спросили у Него: а где Твой Отец? Иисус же ответил: вы не знаете ни Меня, ни Отца Моего. Если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего».

21. «Опять сказал им Иисус: Я отхожу, и будете искать Меня, и умрете во грехе вашем. Куда Я иду, туда вы не можете придти».

22. «Тут Иудеи говорили: неужели Он убьет Сам Себя, что говорит: «куда Я иду, вы не можете придти»?»

23. «Он сказал им: вы от нижних, Я от вышних; вы от мира сего, Я не от сего мира».

24. «Поэтому Я и сказал вам, что вы умрете во грехах своих; но если вы поверите, что Я Тот, Кто Я есть, то не умрете во грехах своих».

25. «Тогда они спросили у Него: кто же Ты? Иисус сказал им: не об этом ли постоянно Я и говорю вам?»

28. «Иисус же сказал: когда вы вознесете Сына Человеческого, тогда поймете, кто Я (что Я есмь), и поймете, что Я ничего не делаю от Своего имени, а говорю лишь то, чему научил Меня Отец Мой».


В этом удивительном отрывке Иисус не просто утверждает, что он является «Я есмь». Он говорит, что вера в то, что Он является «Я есмь» очень важна для тех, кто не желает «умереть во грехах своих». Следует заметить, что в 28 стихе Он констатирует, что «Я есмь» вполне возможно познать, и когда «Я есмь» познано, человек может понять положение Иисуса и Его заявление о том, то Он ничего не делает по Своей воле.

Греческий текст второй части 25 стиха очень сложно расшифровать. Приведенная выше цитата взята из исправленного стандартного издания Библии. Другие варианты толкования таковы:

1. Я говорю вам, что Я есть начало.
2. Все что я говорю вам – это только начало.
3. Изначально Я есмь то, о чем говорю Я вам.
4. Как я вообще говорю к вам?

Я не достаточно подготовлен, чтобы определить, какой из этих вариантов является правильным. Но позволю себе заметить, что 1 и 3 варианты сочетается с утверждениями Иисуса, высказанными в предыдущем и последующем стихах о том, что Он является «Я есмь», которое есть путь к спасению.

3. Предательство Иуды. После того, как ему омыли ноги перед последней вечерей, с целью убедить Своих учеников, что Он является «Я есмь», Иисус говорит им, что один из них в конечном итоге предаст Его: «Говорю вам о том прежде, чем оно сбылось, дабы, когда это сбудется, вы удостоверитесь, что Я Тот, Кто Я есть».

Через некоторое время, когда предатель Иуда привел солдат и священников, чтобы они арестовали Иисуса, Он несколько раз указал на Себя, как «Я есмь»:

18.4. «Иисус же, зная все, что ожидает Его, вышел навстречу им и спросил: кого вы ищете?»

5. «Они ответили Ему: Иисуса Назорея. Иисус сказал им: Я есмь».

6. «Когда же Иисус сказал: Я есмь, — они отступили назад, при этом упали на землю».

7. «Он вновь спросил их: кого вы ищете? Они же сказали: Иисуса Назорея».

8. «Тогда Иисус говорит: Я же сказал вам, что Я есмь».


Практически во всех переводах Библии в 5 стихе Иисус говорит: «Это Я», хотя в оригинале он просто утверждает «Я есмь» (ego eimi). Многие толкователи замечают, что простой ответ «Я есмь» придает дополнительное значение 6 стиху. После провозглашения Своей божественности Иисусом, солдаты испытали благоговейный страх и пали ниц. Ответ «Это Я», означающий, что Он и есть Иисус Назорей, которого они ищут, не вызвал бы такой реакции.

Почему Иисус так часто повторял фразу «Я есмь»? Первая причина в том, что он хотел обозначить себя, как богочеловека, посланного на землю, чтобы избавить человечество от страданий. В Евангелие от Иоанна в главе 17:6 Иисус говорит Богу:

«Я открыл Твое имя людям, которых Ты дал Мне, избрав их из всего мира».

Другими словами божественное Имя воплотилось ради тех людей в мире, которым было нужно спасение. Можно также утверждать, что, постоянно определяя Себя, как «Я есмь», Иисус хотел, чтобы Имя Бога стало широко известным, для того, чтобы люди могли использовать его, верить в него и концентрироваться на нем, как на способе переживания Бога.

«Отче праведный! Мир Тебя не познал, Я же познал Тебя… Я приведу их к познанию имени Твоего, которое Я открыл им, чтобы любовь, которой Ты возлюбил Меня, пребывала в них так же, как и Я в них» (Ин. 17:25-6).

Иисус сам молился Богу и просил его:

«Отче! Прославь имя Свое!».

Своих учеников он учил почитать в своих молитвах Имя, говоря так:

«Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое» (от Матфея 6:9).

Ранние христиане верили, что Имя Бога обладает огромной силой и может принести спасение, но они использовали совсем не имя «Я есмь», которое открыли им Бог и Иисус. Это было имя Кириос (Kyrios), греческое слово, означающее «Господь» и подразумевающее господин. Чтобы понять, как это произошло, необходимо проследить все изменения, которые произошли с именем.

Изначально Бог открыл себя, как «Я есмь», добавив, что хотел бы, чтобы этим именем «памятовали его из рода в род» (Исход 3:15). «Я есмь» было слишком священным именем для иудеев, поэтому они записали его в писаниях, как Яхвэ, означающее «Он есть» или «Тот, кто есть». Но когда они произносили это имя вслух, то использовали другой эвфемизм – Адонай, который означает «Господь» или «мой Господь». Они применяли этот эвфемизм, поскольку произносить вслух имя Бога, было запрещено. Вместо имени Яхвэ или «Я есмь» для обозначения Бога, составители Нового Завета использовали имя Кириос, означающее «Господь», поскольку Септуагинта (перевод Ветхого Завета на греческий язык) использовала его для передачи имени Яхвэ.

Ранние христиане переняли слово Кириос и стали применять его, поскольку, по их мнению, оно передавало идею царствования Иисуса. В псалме 110:1 сказано: «Вот слово Иеговы (Яхвэ) к моему Господу: «Сиди по правую руку от меня». Ранние христиане посчитали, что слово «Господь» означает воскресшего Иисуса и верили, что после Своего воскрешения Он сел на Небесах рядом с Богом, осуществляя духовное господство над миром. Изначально слово Кириос использовали для обозначения воскресшего Иисуса, но со временем оно стало общепринятым обозначением Бога в Ветхом Завете.

Таким образом, имя Бога прошло через цепочку трансформаций («Я есмь» - Яхвэ – Адонай – Кириос), вследствие которой изначальное значение «Я есмь» было утрачено. Благодаря этим изменениям Бог стал в представлении ранних христиан не «Я есмь», а Божественным (Господином), получавшим дань почтения от своих подданных. Когда, например, Павел написал в Послании к Филиппийцам: «Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени». Однако из следующего стиха ясно, указывая на «имя», он имеет в виду вовсе не «Я есмь»: «Дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних и всякий язык исповедал, что Иисус Христос – Господь (Кириос)». (к Филиппийцам 2:9-11) Высказывание «Иисус – Господь», вместо «Иисус – «Я есмь»» стало одним из самых распространенных постулатов христианской веры.

Изменение имени с Яхвэ на Кириос было намеренным и просчитанным шагом. Даже стихи Старого Завета были адаптированы под новую версию. Когда автор «Деяния святых Апостолов» написал: «И будет: всякий, кто призовет имя Господне (Кириос), спасется», он просто поменял слова одной цитаты из Ветхого Завета: «И произойдет так: всякий кто призовет имя Господа (Яхвэ), будет освобожден». Иногда, особенно в «Деяниях», само имя Иисуса Христа (а не Яхвэ или Кириос) провозглашается наивысшим и наисильнейшим. Апостолы древности совершали чудеса исцеления, воззвав к этому имени. Когда Петр увидел хромого человека у Красных дверей храма, он сказал ему:

«Серебра и золота нет у меня; а что имею, то даю тебе: во имя Иисуса Христа Назорея встань и ходи И, взяв его за правую руку, поднял; и вдруг укрепились его ступни и колени» (Деяния 3:6-8).

Когда его впоследствии спросили: «Какою силою или каким именем вы сделали это?», Петр ответил:

«То да будет известно всем вам и всему народу Израильскому, что именем Иисуса Христа Назорея, Которого вы распяли, Которого Бог воскресил из мертвых, Им поставлен он перед вами здрав».

Я уже упоминал тот факт, что Имя имело особое значение для иудеев. Оно было не просто названием, а проявлением Самого Бога. Ранние христиане, которые все были воспитаны в иудейской традиции, взяли концепцию имени и применили ее к Иисусу, после чего начали учить, что спасение может быть обретено через Его Имя. Когда христианство распространилось на земли других народов, оно пришло к людям, у которых не было традиции наделять имена такой силой и важностью. Поэтому, по мере распространения христианства изначальная важность имени потеряла свое значение. Взамен этому появились новые постулаты, которые стали основными в учении церкви: спасение можно обрести, просто поверив, что Иисус – сын Божий, и что он умер, дабы искупить грехи человеческие. Все, кто примет эти утверждения, духовно возродятся. Стоит отметить, что в первые десятилетия эпохи христианства существовали некоторые популярные конкурирующие языческие культы, основанные на мистических религиозных верованиях греков, центром которых была смерть бога и сопутствующая идея, что его смерть или жертва давала возможность его преданным духовно возродиться. Именно на основе этих фактов важность распятия обрела силу, а значение имени было преуменьшено.

Иоанн, который написал свое Евангелие приблизительно в 100 году н.э., с интересом и даже, возможно, с огорчением наблюдал за этими трансформациями. Синоптические Евангелия, «Деяния Апостолов» и практически все писания уже существовали и распространялись еще до написания последнего Евангелия. Логично будет предположить, хотя и невозможно доказать, что Иоанн был знаком с большей частью христианской литературы, написанной ранее. Многие ученые полагают, что Иоанн записал свое понимание жизни и роли Христа не только с целью дополнить уже существующую литературу, а и исправить некоторые ошибочные идеи о Христе и Его учении, которые уже имели место на тот момент. Также он хотел донести истинную суть христианства с философской точки зрения, понятной для греческой цивилизации, в которой он жил. В своих записях он опроверг бессмысленные и далекие от христианских идей теории, выдвинутые недавно появившимися гностиками; преуменьшил авторитет Иоанна Крестителя, который начал возводить в культ самого себя; сделал глубокий акцент на божественности Иисуса, его статусе Сына Божьего на величии Бога и единстве Бога и Иисуса. Лишь в Евангелии от Иоанна, Иисус сам говорит о том, что Он – сын Божий (10:36) и только в нем можно найти известное заявление Иисуса: «Я и Отец – одно» (10:30). Все «Я есмь» - утверждения, которые я уже цитировал», указывают именно на это. Они подтверждают, что Бог воплотился в форме Сына Своего и указывает на то, что эти Двое (Отец и Сын) отдельны, как личности, но по сути являются одним и тем же «Я есмь».

В еще нескольких случаях Иисус (иносказательно) указывает на Себя, как «Я есмь», например, в таких известных высказываниях: «Я есмь путь и истина и жизнь», «Я есмь свет миру», «Я есмь хлеб жизни». Эти заявления обычно встречаются в тщательно построенных историях, которые зачастую начинаются с совершения какого-то чуда или глубоких духовных рассуждений и заканчиваются величественными «Я есмь» - утверждениями Иисуса.

Возьмем, к примеру, историю, в которой Иисус накормил 5000 человек всего 5 хлебами и 2 рыбами. На следующий день Он сказал своим ученикам:

«Старайтесь не о пище тленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную… Я есмь хлеб жизни; приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда» (от Иоанна 6:27,35).

Такие «Я есмь» утверждения с предикатом дают духовное объяснения, совершенным чудесам, подтверждают духовную природу Иисуса («Я есмь») и в то же время провозглашают, что через него можно обрести духовное спасение.

Вот еще несколько примеров таких историй:

А) В начале 9 главы Иисус встречает слепого и излечивает его. Перед тем, как совершить это, он говорит:

«Доколе Я в мире, Я свет миру» (Ин. 9:5).

Слепота этого человека является метафорой, обозначающей слепоту духовную, в которую погружен мир. Подарив зрение человеку, и утверждая «Я есмь свет», Иисус косвенно говорит, что Он, как Сын Божий, являющийся «Я есмь» может рассеять духовное невежство. Идея того, что Иисус является Светом проходит красной нитью по всему Евангелию. Иоанн начал Евангелие с заявления, что Иисус Христос, посланный на землю Сын Божий, есть «свет миру», который пришел, чтобы развеять темень духовную, и эта метафора появляется в тексте с регулярной периодичностью. Например, в 8 главе Он заявляет:

«Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни» (Ин. 8:12).

Б) В главе 10 Иисус сравнивает себя с дверью в овечий загон:

«Кто не дверью входит во двор овчий, но перелазит инуде, тот вор и разбойник; а входящий дверью есть пастырь овцам. Ему придверник отворяет, и овцы слушаются голоса его, и он зовет своих овец по имени и выводит их. И когда выведет своих овец, идет перед ними; а овцы за ним идут, потому что знают голос его». (Ин. 10:1-4)

А потом, поясняя аналогию, Иисус сказал:

«Иисус сказал им: истинно, истинно говорю вам, что Я дверь овцам… Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется… Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком…. Я есмь пастырь добрый; и знаю Моих, и Мои знают Меня. Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца».

Повторение «Я есмь» в пояснении Иисуса указывает на то, что Иисус является воплощением «Я есмь», которое является единственным путем, ведущим к единению с Отцом.

Заявления «Я есмь» с предикатом не встретятся вам в синоптических Евангелиях, зато вы найдете там сказания, названные «Притчи о Царствии Небесном», обозначающее то же самое. В Евангелие от Матфея Иисус говорит:

«Царство Небесное можно сравнить с горчичным зерном, которое человек взял и посеял в поле. Хотя горчичное зерно и самое маленькое из всех семян, но когда оно вырастает, то становится больше огородных растений».

В других притчах он сравнивает Царствие Небесное с закваской в тесте и сеятелем, сеющим семена. Эти притчи являются аналогиями, повествующими о Царствии Небесном. «Я есмь» - утверждения в Евангелии от Иоанна напротив повествуют о том, чем является Бог на самом деле: «Я есмь свет», «Я есмь хлеб», «Я есмь дверь».





WEB © Nataris-studio 2012