Сайт переехал по адресу: IAMNESS.RU
Дэвид Годман. Я ЕСМЬ - первое имя Бога. Часть 5  
Как только становится известным, что Яхвэ обозначает Бога, выраженного в виде «Я есмь», значение процитированных строк становится очевидным:

«Возлюби Яхвэ, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею».

Этими словами и Бог, и Иисус иносказательно говорили о том, что сердце, душа и ум должны быть с любовью устремлены только к одному – к «Я есмь», которое является Богом. Иисус сказал, что большей заповеди, чем эта нет, и Моисей также подчеркивает это в продолжение своей речи к израильтянам:

"И да будут слова сии (Второзаконие 6:4-5), которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем (и в душе твоей); и внушай их детям твоим и говори о них, сидя в доме твоем и идя дорогою, и ложась и вставая; и навяжи их в знак на руку твою, и да будут они повязкою над глазами твоими, и напиши их на косяках дома твоего и на воротах твоих" (Второзаконие 6:6-9).

Выполняя эту заповедь, ортодоксальные иудеи, идя в синагогу, всегда носили на лбах и руках тфилины, содержащие написанные на пергаменте вышеприведенные слова из Второзакония. Также они хранят эти слова в специальных ящиках, прикрепленных к дверям и воротам. Некоторые особо набожные евреи почтительно целуют ящички, каждый раз заходя и выходя из дома, как жест уважения Яхвэ, единому Богу, открывшему Себя Моисею, как "Я есмь". В частности, четвертая строфа является для всех иудеев величайшим и наиболее распространенным подтверждением веры. Независимо от того, в какой стране они живут и на каком языке разговаривают, все практикующие иудеи регулярно повторяют четвертую строфу на древнееврейском.

Когда вы всем сердцем любите Бога, в его истинной форме – «Я есмь», отбросив все остальные мысли, это то же самое, что и путь истинной преданности, которому учил Бхагаван:

«Вопрос: Вот почему я спрашиваю Вас, можно ли поклоняться Богу, идя путем любви.
Бхагаван: … Любовь сама по себе является подлинной формой Бога. Если вы все отвергаете, говоря «я не люблю это, я не люблю то», тогда оставшееся будет сварупа – подлинная форма истинного Я. Это чистое блаженство. Называйте оставшееся чистым блаженством, Богом, Атмой или чем угодно. Это есть преданность, это есть Реализация и это есть все.
Если таким образом отвергнуто все, то остающееся есть только истинное Я. Это - истинная Любовь. Тот, кто знает тайну такой Любви, обнаруживает, что сам мир полон вселенской Любви».


Иисус учил Своих последователей не только любить Бога всем сердцем своим, но и любить ближних, как самих себя. В вышеприведенной цитате Бхагаван указывает на то, что это происходит само собой, если соблюдена первая заповедь – любить Бога всем сердцем своим. Когда человек переживает «Любовь… подлинную форму Бога», то сам мир, включая всех возможных ближних, переживается как свое собственное Я, и обнаруживается, что он наполнен вселенской любовью.

«Состояние бхакти - переживание Я ЕСТЬ, сознания, не забывающего Себя, которое является отношениями неисчезающей настоящей любви, потому что подлинное знание Истинного Я, сияющего самого по себе в нераздельном высшем блаженстве, проявляется как природа любви. Запутанный узел жизни будет развязан только в случае познания природы любви, являющейся подлинной природой Истинного Я. Освобождение может быть достигнуто только если покорена вершина любви. Таково сердце всех религий. Переживание Истинного Я является только Любовью, которая видит только любовь, слышит только любовь, чувствует только любовь, вкушает только любовь и вдыхает только любовь, являющуюся блаженством».

Я не ставил перед собой цель, чтобы у вас сложилось впечатление, что данные мной интерпретации выражают основное учение Церкви или известных мне конфессий. Однако, к моему большому удивлению, в 1992 году Папа Римский посвятил свое пасхальное послание объяснению некоторых библейских «Я есмь» - утверждений. Я слушал это послание в прямом радиоэфире в своей комнате в Шри Раманашраме. Я нахожу это послание удивительным примером синхроничности, поскольку на тот момент я как раз был занят составление этой статьи. Когда я обнаружил, что ни одна из католических церквей, расположенных поблизости, не получила копии этого послания, я написал прямо в Ватикан, в надежде получить официальную версию речи вместе с сопроводительным письмом от какого-то мелкого чиновника. Вместо этого, несколько месяцев спустя, я получил довольное милое письмо, в котором было написано следующее: «В последнее время Его святейшество был очень занят и сожалеет о задержке с ответом на Ваше письмо. В приложении Вы найдете копию его пасхального обращения Urbi et Orbi («Граду и миру»), которое Вы просили».

ГРАДУ И МИРУ. ПОСЛАНИЕ ЕГО СВЯТЕЙШЕСТВА ПАПЫ РИМСКОГО ИОАННА ПАВЛА II


ПАСХАЛЬНОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ
(19 АПРЕЛЯ 1992)


1. «Я есмь» (Ин. 8:24)
Женщины пошли к гробу;
увидели, что там никого нет и им сказано было: «Его здесь нет!
Что вы ищете живого между мертвыми? Он воскрес!» (Лк. 24:5-6)
«Я есмь».

2. Задолго до этого Моисей спросил Бога Его имя
и из горящего тернового куста пришел такой ответ:
«Я есмь то, что Я есмь» (Исход 3:14)
«Я ЕСМЬ» - имя Бога, имя «Яхвэ».
И сказал Иисус сынам Израилевым:
«Прежде нежели был Авраам, Я есмь» (Ин. 8:28)
И тогда они захотели закидать его камнями.
И он сказал:
«Когда вознесете Сына Человеческого,
тогда узнаете, что Я ЕСМЬ»
(Ин. 8:28).
Затем они повесили Сына человеческого на Кресте и,
Когда он был уже мертв, пронзили копьем Его ребра
и поместили Его безжизненное тело в погребальную
пещеру. Но на третий день рано утром из пустой гробницы
они услышали: Я ЕСМЬ.
Жизнь и смерть Сына человеческого укоренена в бессмертии
Того, Кто есть.


3. «Я есмь с вами» .
Эти слова сказал Иисус Апостолам и послал их
Ходить по всему миру и проповедовать Евангелие
Всем народам (Мк. 16:15). И отправил Он их бедными
и беззащитными. Он же сказал им: «И будете Мне свидетелями»
(Деяния 1:8). «Ничего не брать в дорогу» (Мк. 6:8). Вы – свидетели
Воскрешения и жизни, посему у вас есть все:
«Я ЕСМЬ с вами».
«И горе мне, если не благовествую!», - воскликнул
Апостол (1-е к Коринфянам 9:16). … Горе мне!
«Ибо любовь Христова объемлет нас!» (2-е к Коринфянам 5:14).
Какая может быть еще хорошая новость,
кроме той, что Иисус умер за грехи всех и снова воскрес?
Это в нем смертная человеческая жизнь
укоренилась в бессмертии
ТОГО, кто ЕСТЬ.

4. «Я ЕСМЬ с вами».
С этих слов начинаются все миссионерские путешествия
Апостолов, которые принесли Евангелие всему миру.
«Я ЕСМЬ с вами».


Несмотря на то, что Папа Римский выбрал эту тему для речи, посвященной одному из ключевых праздников в католическом календаре, христианское учение никогда не говорило о том, что Бога можно достичь, пребывая во внутреннем чувстве «Я есмь». Те, кто пропагандировал такую практику, всегда были в меньшинстве, и более ортодоксальные члены Церкви относились к ним с большим подозрением.

В заключительной части этой статьи мне хотелось бы обсудить взгляды и опыт одного такого человека из меньшинства, который, несмотря на то, что был преданным христианином, увидел в библейских «Я есмь» - утверждениях их основную суть. Они указали ему как на путь обретения единения с Богом, так и помогли найти точки соприкосновения между христианством и Ведантой.

Свами Абхишиктананда провел 20 лет в сане монаха и священника в бенедиктинском монастыре во Франции под своим настоящим именем – отец Анри Лё Со. В 40-х годах 20 столетия он приехал в Индию и вскоре был очарован Раманой Махарши. В 1949 году, во время пребывания в Шри Раманашраме, он столкнулся с людьми и обстоятельствами, которые занимали его ум и сердце на протяжении 25 лет.

«В своей области истина Адвайты неоспорима. Если христианство не в состоянии принять ее, как свет наивысшей истины, то нужно понимать очевидный факт - Адвайта включает и превосходит христианскую истину и функционирует на более высоком уровне, чем христианство. И этот факт бесспорен».

Свами Абхишиктананда пришел к заключению, что христиане и индуисты, разделенные противоречащими друг другу теологическими теориями, могут встретиться на равных только в «пещере Сердца». В этом «месте» последователи обоих религий могут пережить истинную природу Бога – «Я есмь»: «Глубоко в сердце индийский провидец слышит с упоением то же самое «Я ЕСМЬ», которое услышал Моисей на горе Синай».

«Глубоко внутри, за пределами восприятия, мыслей, сознания разделения находится врожденная интуиция моего бытия, которая настолько чиста, что ее невозможно описать никакими словами. Именно здесь – в тайне моего и Его бытия – я встречаюсь с Богом.… Что же еще я могу сказать о себе, кроме того, что «Я есть»… Точно так же единственное, что я могу сказать о Боге – это то, что «Он есть». Именно это открылось Моисею на горе Синай, а также было интуитивно познано риши: «Его возможно постичь только говоря «Он есть» (Катха-упанишада 6:12). Ничего больше нельзя сказать о Нем, кроме того, что Он есть».

Христианство учит, что Бог являет собой Троицу – Отец, Сын и Святой Дух, и что они навсегда останутся троицей даже в окончательном переживании «Я есмь». Христианство также учит, что человек не может познать Бога так, как Бог знает Сам Себя, таким образом, познание Его может быть только частичным. Поскольку Абхишиктананда был все-таки католическим священником, то изначально принимал эту идею и полагал, что окончательное «Я есмь» переживание христианина должно быть Тринитарным, в котором Бог остается не познанным до конца:

«Загадочное имя, раскрытое Богом, было за пределами человеческого понимания. Ответ «Я есмь то Я есмь», с одной стороны, надежно скрывает Имя от любопытцев, а с другой стороны, является приглашением для искреннего искателя, движимого любовью, проникнуть в само сердце Того, Кто по сути есть. Действительно, Яхвэ является таким именем, которое открывает Бога и, в то же время, скрывает Его».

«… это зов, взывающий к самым глубинам человеческого духа. Зов, исходящий из тайной пещеры Сердца, где человек, оставшись наедине с собой, является тем, кем он есть на самом деле. Этот зов – самое могущественное напоминание, что имя Бога действительно является тайной, как и утверждает Библия, и что уму не под силу постичь Бога, который по сути Своей, остается непостижимым».

«Раскрывая людям тайну Бога, Иисус раскрыл секрет человеческого бытия – человек берет свое начало из безграничной божественной любви. В самом сердце сияющего великолепия Бытия он показал людям еще большее великолепие любви, в котором Бытие, «Тот, Кто есть», хранит внутри себя тринитарное единство».


На этой стадии поиска Абхишиктананда говорил, что «Я есмь», которое переживают риши, не является высшим состоянием. Он утверждал, что за ним стоит христианское переживание бытия, в котором Бог познается и переживается в виде Троицы. К такому выводу он пришел, размышляя над отношениями между Адвайтой и христианским учением. Как видно из вышеприведенной цитаты, он считал, что христиане должны или принять Адвайту, как «свет наивысшей истины» или, признать, что истина Адвайты «превосходит христианскую истину». Согласно Абхишиктананде в этом конечном состоянии бытия содержится осознавание содружества и переплетения трех Ипостасей Троицы:

«Тайна Святой Троицы заключается в том, что Бытие по сути своей является сообществом любви (koinonia), взаимным призывом быть, совместным бытием, со-бытием; его суть - приход и уход, отдавание и получение».

Книга, «Сатчитананда. Христианский подход к адвайтическому опыту», из которой я взял все эти цитаты, излагает христианскую теорию о том, что в далеком будущем все люди станут христианами. Эта теория базируется на мнении, что полнее всего познать Бога можно только в рамках христианства. В других религиях можно найти интересные и даже священные идеи, но практическое их применение, которое приводит к познанию Бога доступно только христианам. Поэтому Абхишиктананда писал, что «христианский джняни» (что, по моему мнению, является оксимороном) может получить Тринитарный опыт «Я есмь», который превосходит опыт «Я есмь» индуистских мудрецов. Исходя из этого, он на полном серьезе написал, что «обратившись в христианство, Индия будет с особым удовольствием безмолвно медитировать на имя Яхвэ».

В конце своей жизни, в результате сердечного приступа, вследствие которого он некоторое время лежал парализованный на одной из улиц Ришикеша, Абхишиктананда наконец пережил полную «Я есмь» - реализацию, которая, судя по его описанию, все таки убедила его в том, что его прошлые попытки втиснуть ее в рамки христианства были слишком самоуверенными:

«Возможно, ли вынести великолепие человека, умирающего преображенным, поскольку Христос является Я ЕСМЬ?! Об этом можно говорить только после воскрешения из мертвых … Это был удивительный опыт … Когда я лежал на тротуаре, пребывая на границе двух миров, я был совершенно спокоен, поскольку Я ЕСМЬ и неважно, что происходит в мире. Я нашел Священный ГРААЛЬ!»

Нахождение Грааля было неразрывно связано с потерей всех прошлых концепций, которые у него были относительно Христа и Церкви. Комментируя этот опыт, он сказал следующее:

«Ничего невозможно сделать, пока мы не примем потерю всех концепций и мифов касательно Христа и Церкви».

Исходя из новой точки зрения, полученной вследствие собственного опыта, он уже мог утверждать, что именно «Я», а не определенные учения и убеждения, дает истинное представление о Боге:

«Я действительно верю, что откровение АХАМ («Я»), возможно, является отправной точкой Упанишад. И оно дает доступ абсолютно ко всему; это «знание» открывает все остальные «знания». Вне этого чрезвычайно цельного АХАМ, которое является «Я есмь», Бог и Иисус остаются непознанными, все остается непознанным. И только эта отправная точка придает ценность всем истинным учениям».

Кроме того, что Абхишиктананда написал несколько книг, целью которых было преодолеть расхождения между христианством и индуизмом, он часто выступал на семинарах и конференциях, посвященных будущему развитию христианства в Индии. После того, как он пережил свой удивительный опыт, он получил приглашение выступить на собрании французских мусульман, с целью рассказать о нем с христианской точки зрения. В своем отказе от приглашения он написал, что отказался от всех своих старых идей и что у него уже не было желания трактовать что-либо с христианской точки зрения:

«Чем глубже я продвигаюсь, тем меньше у меня желания и возможности представлять Христа, с точки зрения, которая считается христианской … В самом начале Христос был для меня идеей, пришедшей извне. Однако после моего околосмертного опыта, случившегося 14.07.73, моей целью является пробуждение людей к тому, что «они есть». Любые идеи о Боге или Мире, проповедуемые любой религией, если они не базируются на глубоком «Я» - переживании, являются просто точками зрения, далекими от реальности.

В настоящее время христология мне совершенно не интересна. Я мало интересуюсь Словом Божьим, которое пробудит человечество к Богу… Слово Божье пришло из моего собственного «присутствия»; и мое самоосознавание и является этим пробуждением. Самое главное, что я нашел в Христе – это его «Я ЕСМЬ»… именно это «Я ЕСМЬ» - переживание действительно имеет значение. Христос Есть той самой тайной, которая «Я ЕСМЬ», и вся христология растворилась в переживании и практическом познании».


Подтвердив, что убеждения всей его жизни были отброшены, он говорит о том, что конечное христианское переживание «Я есмь» не может отличаться от переживания индуистов:

«В чем смысл пробуждения с «христианским привкусом»? В процессе пробуждения этот «привкус» просто пропадет… «Привкус» может меняться в зависимости от людей, но истинная суть превосходит его. Обнаружение Христового «Я ЕСМЬ» означает крах всей христианской теологии, поскольку огонь опыта сжигает все представления … Я все больше и больше чувствую пылающий огонь Я ЕСМЬ, в котором исчезли все концепции о личности Христа и его жизни».

После того, как огромный отрезок его жизни был проведен в медитации и исследовании, он, наконец-то, признал, что никакие умозаключения или познания не могут перекрыть непреложную реальность «Я есмь», которую Бог открыл Моисею. За много лет до этого он сам предсказал, что эта точка зрения станет неизбежным последствием тотального «Я есмь» - переживания. Возможно, уже тогда он сомневался в вышеупомянутой теории, которая утверждала, что высшее переживание можно получить только посредством христианства:

«Доктрины, законы и обряды представляют ценность только в качестве указателей на то, что за ними скрывается. Однажды, в глубинах своего духа человек услышит звук «Я есмь», произнесенный Тем, Кто есть. Человек увидит сияние Света, источником которого является сам свет, он сам, единое истинное Я … Кому тогда нужны будут все эти представления, правила и ритуалы поклонения?»

«Когда свет истинного Я выливается наружу, тогда "я", которое осмелилось приблизиться, уже не может распознавать само себя или сохранить свою индивидуальность в сиянии этого ослепительного света. Оно, если можно так выразиться, исчезает от своего собственного взгляда. Кто же тогда остается в присутствии самого Бытия? Бытие полновластно заявляет о Себе.

… После этого (иудейская) религия – доктрины, законы и богослужение воспринимаются последователем Адвайты только через призму слов, открытых Моисею на горе Синай: «Я есмь то, что Я есмь».


WEB © Nataris-studio 2012