Дэвид Хокинс о покое  


В.: Понимаем ли мы, что на самом деле ощущаем внутренний покой? Распознаем ли мы это как какое-то состояние?

Д.Х.: Я думаю мы переживаем это, не давая ему определения. Его определить легко, и вместе с тем, очень сложно.

Обычно, когда мы говорим о покое, то имеем в виду внешний покой, присущий какой-либо ситуации или окружающей обстановке.

Однако возможно быть в состоянии покоя, когда эиоциональное состояние совсем не спокойно. Здесь под покоем мы подразумеваем тотальное принятие: "Я полостью принимаю, что в какой-то момент ко мне может прийти чувство вины, а в другой раз, это может быть гнев".

Или возьмем монахиню-медсестру во время войны...

Я расскажу, когда я был постоянно спокоен. Я был на минном тральщике, который мог взорваться в любую минуту. Я научился спокойно жить с возможностью умереть в любую секунду.

Пару раз мы были на волоске от смерти. Наш корабль очень близко подплыл к мине и датчик, торчащий из мины, уже начал тереться о борт корабля. Внутренне я уже приготовился отправиться к Богу. В любой момент меня могло разорвать на миллионы кусочков. Я вынужден был сохранять спокойствие при угрозе смерти в любую секунду. Вы знаете, что из мины торчат датчики. Волна приблизила мину к кораблю и он соприкоснулся с головкой такого датчика. Удивительно, но внутренне я был совершенно спокоен. Смерть была возможна в любую минуту. Я приготовился идти к Тебе, мой Бог. Аминь.

В другой раз я пытался вывести корабль из зоны тайфуна. Представьте, корабль клонило на 90 градусов. Я стоял на мостике и управлял кораблем. В любой момент мы могли взлететь на воздух, столкнувшись с миной, или потонуть из-за тайфуна.

Таким образом, я жил с постоянной возможностью мгновенной смерти, но при этом был совершенно спокоен. Я полностью сдался. Если корабль взорвется, значит, взорвется. Потонет — значит, потонет. Или мы выплывем.


















WEB © Nataris-studio 2012