Сайт переехал по адресу: IAMNESS.RU
Майкл Джеймс. Природа ума-5  
В пятом пункте «Нан Яр?», объяснив, что эта «я»-мысль, кажущаяся возникающей в нашем теле, в действительности, поднимается из «Сердца», глубочайшего центра нашего бытия и, что, обращая внимание к мысли «я» мы можем вернуться к этому источнику, Шри Рамана продолжает говорить:

(...) Из всех мыслей, появляющихся в (нашем) уме, «я»-мысль - самая первая мысль. Только после того, как она возникает, появляются другие мысли. Только после возникновения первого лица появляются второе и третье лица; без первого лица второе и третье лица не существуют.

Словам ««я»-мысль - это самая первая мысль», выделенному в этом пункте жирным шрифтом выражению, в оригинальном тексте на тамильском языке соответствует слово, которое я перевел как «первый» - это слово «мудал», имеющие различные схожие значения, например, первый, прежде всего, первичный, корень, основа, база, происхождение и причина. В этом контексте подходят все эти слова. Эта основная «я»-мысль не только возникает первой и затихает последней, она также является началом и причиной всех других мыслей. Без нее другая мысль не может появиться, потому что первичная «я»-мысль - это «тот, кто думает», все другие мысли.

Пребывание не только мыслью, но и тем, кто думает, в корне отличается от всех других наших мыслей, потому что это знающий субъект, в то время как все другие мысли - это просто известные объекты. То есть, это единственная мысль, наделенная элементом сознания. Это сознание состоит, как из всех других мыслей, так и себя самого, «я». Тем не менее, так как оно предстает ограниченным пределами физического тела, то это не чистая, незагрязненная форма Сознания, но смесь Сознания и всех ограничений этого тела, которое оно принимает за «я».

Когда Шри Рамана говорит: «Из всех мыслей, которые появляются в (нашем) уме (...) », он имеет в виду все виды мышления, включая все наши вербализованные мысли, наши понятия, убеждения, память, сны, чувства и восприятие. Кроме нашего основного осознания «Я есть», все, что мы знаем, - это мысль, впечатление или образ, появляющийся в нашем уме.

При описании зависимости всех других мыслей от нашей первичной «я»-мысли, Шри Рамана относится к последней, как к «первому лицу», а к первой, как ко «второму и третьему лицам». Какие из наших других мыслей он называют «вторым лицом», а какие «третьим лицом»? Наши мысли «второго лица» - это все те мысли, которые мы признаем существующими только в нашем уме и которые потому ощущаем, как наиболее близкие и сокровенные для себя; наши же мысли «третьего лица» - это все те мысли, которые мы воображаем, как внешние объекты, воспринимаемые нами через одно или более из наших пяти чувств.

Все другие мысли (как мысли «второго лица», так и мысли «третьего лица») возникают в нашем уме только тогда, когда возникла «я»-мысль «первого лица». В отсутствие «я»-мысли первого лица, не могут существовать ни мысли второго лица, ни мысли третьего лица. Кроме нашего основного осознания «Я есть», кажущееся существования всего, что мы знаем, зависит от нашего ума, нашей «я»-мысли первого лица, представляющей собой сознание, которое знает все это.

Наш ум, наше составное осознание «я есть это тело», - это всего лишь воображение, наложенное на наше реальное осознание «Я есть» подобно воображаемой змее, наложенной на веревку. В тусклом свете сумерек, видя лежащую на земле веревку, мы можем вообразить, что это змея. Но если мы внимательно посмотрим на эту воображаемую змею, то увидим, что это на самом деле это ни что иное, как веревка. Точно так же, если мы достаточно близко и сосредоточенно посмотрим на это составное осознание «я есть это тело», то обнаружим, что на самом деле это ни что иное, как чистое и простое осознание «Я есть» и наложенное на него нашей силой воображения дополнение «это тело», являющееся лишь иллюзией.

Это иллюзорное тело и все другие объекты или мысли, известные нашему уму, будут продолжать казаться реальными до те тех пор, пока на них обращено наше внимание, подобно тому, как сновидение продолжает казаться реальным, пока мы переживаем его. Наша сила внимания — вот что придает кажущуюся реальность вещам, которые мы знаем. Следовательно, заблуждение «я есть это тело» будет поддерживаться до тех пор, пока мы уделяем внимание этому телу или любому из объектов, которые мы познаем посредством пяти его чувств. Чтобы рассеять это заблуждение, мы должны прекратить обращать внимание на все объекты, известные нашему уму, а вместо этого повернуть внимание обратно на Себя, чтобы узнать наше основное осознание «Я есть».

Поэтому для того, чтобы испытать переживание нашего реального осознания «Я есть», как оно есть, неограниченное и незагрязненное отождествлением ни с какой формой, мы должны отвести наше внимание от всех форм, всех объектных мыслей, чувств или мысленных образов, таких, как наше тело и этот мир, и повернуть его к основному элементу нашего ума - нашему базовому осознанию «Я есть». Пока мы продолжаем цепляться к любого вида объектной мысли или уделять ей внимание, мы никогда не сможем испытать переживание нашего осознания «Я есть» таким, каково оно есть на самом деле. Вместо этого, мы будем продолжать обманывать себя, полагая, что наш ум и все, что мы знаем, - реально.

Может ли что-то, известное нашему уму, быть действительно реальным? Или, скорее, может ли что-то, известное нам через обманчивую промежуточную среду, называемую нашим «умом», быть реальным? Кроме нашего основного осознания Истинного Я, «Я есть», все и каждое, что мы знаем, - это только мысль в той или иной форме. Все мысли — это форма знания и, наоборот, все знания (кроме нашего основного осознания «Я есть») - это форма мысли.

Все мысли известны нам только через посредство нашего ума, который есть наша первая «я»-мысль, но наше основное осознание «Я есть» известно нам напрямую, а не через наш ум или любую другую среду. Все знания, которые мы имеем обо всем, отличном от «Я есть», в своей кажущейся реальности зависят от реальности ума, через который мы их познаем. Если наш ум нереален, то все вещи, известные через него, также должны быть нереальны, так как они представляют собой только мысли, которые он сформировал внутри себя.

Единственное, что становится известным через наш ум, реальность чего, тем не менее, не зависит от нашего ума, - это наше основное осознание «Я есть». Это связано с тем, что это не просто мысль, которую наш ум формируется в себе. Даже при отсутствии нашего ума, в свободных от мыслей состояниях, подобных глубокому сну, мы испытываем переживание этого основного осознания «Я есть». Более того, то, что наш ум на самом деле знает, - это не наше осознание «Я есть», как оно есть на самом деле, но только наше осознание «Я есть», затемненное воображением «я есть это тело». Первое, что наш ум знает, проснувшись ото сна, - это «Я есть», но как только он узнает «Я есть», то накладывает на это ложную идентификацию «я есть это тело».

Таким образом, с самого начала наш ум — это ложь, фальшивая смесь нашего фундаментального сознания «Я есть» с физическим телом, состоящим из несознательной материи. Если, таким образом, его самые основные знания, знания о самом себе — это ложь или фальшь, как можем мы доверять любым другим знаниям, которые наш ум может приобрести? Все, что наш ум знает, основывается на его первом знании, его неверном знании «я есть это тело». Из-за того, что он всегда накладывает эту ложную идентификацию «я есть это тело», на наше чистое, подлинное и фундаментальное осознание «Я есть», наш ум никогда не может знать наше чистое незагрязненное Сознание, таким, каково оно есть на самом деле.

Одно из важнейших качеств Сознания заключается в том, что оно всегда осознает Истинное Я, оно всегда знает свое собственное существование или бытие и что осознание собственного существования - это то, что мы называем «Я есть». Тем не менее, в дополнение к знанию своего собственного существования, Сознание иногда кажется знающим и другие вещи. Когда Сознание таким образом знает и другие вещи, мы называем его нашим «умом».

Природа нашего ума заключается в том, чтобы знать инаковость или двойственность. Таким образом, наш ум - это смешанное сознание, сознание, в котором наше фундаментальное знание «Я есть» смешивается со знанием других вещей. Однако, если знание других вещей — это нечто появляющееся и исчезающее, при своем появлении подвергающееся постоянным изменениям, то наше базовое знание «Я есть» не появляется и не исчезает, но существует постоянно и без каких-либо изменений. Кроме того, если познание инаковости зависит от нашего сознания, то наше основное знание «Я есть» не зависит ни от чего другого, чтобы быть известным, потому что оно само есть Сознание, с помощью которого известны все вещи.

Таким образом, в смешанном сознании, которое мы называем нашим «умом», реально только наше фундаментальное осознание «Я есть». Кажется, что это фундаментальное и незагрязненное осознание «Я есть» становится смешанным сознанием под названием «ум» только тогда, когда мы накладываем на него знания о других вещах. Но в то время как наше основное осознание «Я есть» постоянно, и потому реально, все наше знание о других вещах лишь временно и потому нереально. Только наше осознание «Я есть» реально, потому что только оно удовлетворяет всем трем условиям, на основании которых мы можем судить является ли что-то реальным. То есть, оно постоянно, неизменно, и не зависит ни от какой другой вещи ни для того, чтобы существовать, ни для того, чтобы было известно о его существовании.

Наш ум — это временная форма сознания, которая появляется и исчезает, постоянно подвергаясь изменению во время своего появления. Хотя кажется, что ум знает свое собственное существование, как «Я есть», на самом деле, он занимает это знание у своего собственного существования, у нашего реального Сознания, лежащего в его основе и дающего ему кажущееся собственное существование.

Знание «Я есть» переживается нами даже во сне, когда ум исчез, но когда наш ум появляется в бодрствовании или в сновидении, он захватывает наше базовое знание «Я есть», притворяясь, будто это его собственное знание. Наше знание или осознание «Я есть» - это наше Истинное Я, следовательно, - это единственное, что мы переживаем всегда, но наш ум - не наше Истинное Я, потому что мы переживаем его только временно.

Следовательно, существует четкое различие между знанием «Я есть» и умом, который в бодрствовании и сновидении просто принимает эти знания, как свои собственное, но отделяется от них в глубоком сне. Таким образом, кажущееся единство нашего ума и знания «Я есть» - это не реальное единство, но только временный внешний вид. Поэтому наш ум независимо не осознает свое существование. Его знание своего существования как «Я есть», целиком зависит от нашего реального Сознания, без поддержки которого он не мог бы существовать.

Наш ум нереален, потому что он непостоянен, все время изменяется и полностью зависим от нашего реального Сознания, как в своем кажущемся существовании, так и в своем кажущемся знании своего собственного существования. Каким бы реальным он ни казался, он относителен, а не абсолютен. То, что лишь относительно реально, в действительности вообще не реально, а только кажется реальным. Лишь то, что абсолютно и безусловно реально, можно назвать «реальным» в прямом смысле этого слова.

В предыдущей главе мы описали ум, как «знающее сознание», потому что его природа заключается в том, чтобы всегда знать вещи, которые он представляет, как отличные от себя. Так как он поднимается и стихает или появляется и исчезает, мы также можем описать его как наше «появляющееся сознание», в отличие от нашего реального Сознания, которое есть наше «осознание бытия», Сознание, которое просто есть, которое никогда не появляется, чтобы знать что-то, отличное от Себя.

Наш ум или «появляющееся сознание» не может появиться или прийти в существование, не воображая себя отличным от всего прочего и отдельным объектом и одновременно не представляя что-то отличное от себя, что он мог бы знать. Он мнит себя отдельной сущностью, воображая физическое тело и одновременно представляя, что воображаемое физическое тело и есть он сам. Таким образом, наш ум или «появляющееся сознание» появляется, представляя «я есть это тело» и одновременно воображая, что он знает другие, отличные от себя, объекты. Наш ум не может возникнуть, не представляя одновременно и того и другого.

Как только мы просыпаемся, то чувствуем так, как если бы проснулись или появились в отдельном теле, которое мы чувствуем собой, одновременно мы чувствуем себя, как если бы осознали вокруг мир, который мы чувствуем отличным от себя. Это чувство появления в качестве тела и знания других вещей представляет собой только воображение, но пока мы отождествляемся с нашим «появляющимся сознанием», оно кажется нам вполне реальным.

Мы можем знать другие, отличные от нас, вещи только посредством нашего ума, нашего ограниченного «появляющегося сознания». Обычно мы делим все известные объекты на две широкие категории: наши мысли и воспринимаемые нами внешние объекты. В этом контексте термин «наши мысли» включает в себя все известные нам объекты «второго лица», то есть, все наши мысли, чувства и эмоции, а также все остальное, что мы признаем как существуещие только в нашем уме. С другой стороны, термин «внешние объекты» включает в себя все объекты «третьего лица», известные нам, то есть, все, что мы воспринимаем посредством любого из наших пяти чувств и что мы, следовательно, представляем существующим вне нашего ума и независимо от него.

Если бы нас спросили, считаем ли мы, что наши мысли существуют отдельно от нашего знания о них, большинство из нас охотно признали бы, что они могут существовать, только если мы их знаем. Мы можем думать, что лишь смутно осознаем некоторые мысли на заднем плане нашего ума, но любая мысль существует только в той степени, в которой мы ее знаем. По сути, мысль - это только образ в нашем уме, объект, который существует только в нашем собственном сознании, как таковой, он существует только потому, что мы знаем его.

Тем не менее, хотя мы признаем, что наши мысли в своем кажущемся существовании зависят от нашего знания о них, мы воображаем, что внешние объекты, воспринимаемые через наши пять чувств, как-то существуют независимо от нашего знания о них. Но различие, которое мы делаем между нашими «мыслями» и «внешними объектами» ложно.

Что бы мы ни знали, мы знаем это только в нашем собственном уме. Даже «внешние объекты», о которых мы думаем, что воспринимаем их извне, мы, на самом деле, переживаем только как образы в нашем собственном уме и поэтому они также являются мыслями, которые мы формируем и знаем за счет нашей силы воображения. Все, что мы знаем кроме основного осознания нашего собственного бытия «Я есть», - это просто мысль, созданная нами в нашем сознании.

Таким образом, знать что-то кроме Себя — это синонимом мышления. Это процесс воображения, могущий происходить только тогда, когда мы мысленно ограничиваем наше сознание как нечто иное, чем известные нам мысли и объекты. Поэтому ограничение Себя в качестве ума, отдельной индивидуальной формы сознания, - это фундаментальный и существенный фактор в процессе мышления или знания вещей, отличных от Себя.

Хотя мы обычно воображаем, что наш ум появляется, как только мы просыпаемся и не затихает, пока мы снова не заснем, на самом деле, наш ум ежесекундно поднимается и спадает бесчисленное количество раз. С появлением каждой мысли наш ум поднимается, чтобы ее думать и знать, с затиханием каждой мысли наш ум на мгновение стихает, прежде чем почти тут же подняться, чтобы думать и знать какие-то другие мысли.

Мышление — это, по сути, процесс одновременно формирования и знания мысли. Как мы обсуждали ранее, наше формирование мысли и наше знание этой мысли - на самом деле, не два отдельных действия, потому что мы формируем мысли только воображая их, а воображение включает в себя обязательное знание того, что мы воображаем.

Поскольку наш ум формирует свои мысли только воображая их, и поскольку воображение чего-то обязательно включает в себя знание ментального образа или мысль и внимание к ней, то все мысли, в конечном счете, образуется только нашей силой внимания или силой знания. Другими словами, наша сила воображения, формирующая все мысли, - это просто способность нашей силы знания или сознания.

Поскольку в любой отдельный момент наш ум может погружаться только в одну мысль и знать ее, то он не может представлять или образовывать более одной мысли в один момент. Поэтому, как мы уже обсуждали в первой главе, наши мысли поднимаются и спадают в нашем сознании по одной. Каждая последующая мысль может появиться или быть сформирована только после того, как предыдущая мысль затихла или растворилась.

Однако из-за того, что каждая отдельная мысль возникает и утихает в бесконечно малый промежуток времени, в течение каждой секунды возникает и стихает бесчисленное количество последовательных мыслей, быстро сменяющих друг друга. Таким образом, из-за скорости, с которой мысли возникают и утихают, наш поверхностный ум не в состоянии различить возникновение и затихание каждой отдельной мысли и, следовательно, он познает только общее впечатление, созданное серией таких отдельных мыслей.

Это похоже на неспособность нашего глаза различать каждое отдельное световое пятно на экране телевизора, из-за чего он получает только общее впечатление, образованное наборами пятен, покрывающих весь экран и быстро сменяющих друг друга. Картина, которую мы видим на экране электронно-лучевой трубки телевизора, формируется множеством горизонтальных линий света, каждая из которых образуется множеством отдельных световых пятен различного цвета и интенсивности. Эти отдельные пятна света, известные как пиксели (слог «пикс», означает картинку (англ. «picture»), а «ель» - элемент), по одному создаются на экране с помощью потока электронов, исходящего из катода, расположенного на задней части трубки. Управляемый колебаниями магнитного или электрического поля, поток электронов за доли секунды образует на всей поверхности экрана телевизора набор пикселей различного цвета и яркости, которые вместе образуют завершенную картину.

Поскольку каждый отдельный пиксель формируется только на мгновение и почти сразу же растворяется, то осциллирующий электронный луч способен образовывать другой пиксель другого цвета и интенсивности на том же самом месте экрана. Таким образом, каждое мгновение он образует на экране несколько иную картину. Поскольку познавательная способность наших глаз недостаточно тонка и совершенна, чтобы мы были способны отчетливо воспринимать быстрое образование и исчезновение каждого пикселя или даже чуть более медленное образование и исчезновение каждой полной картины, образуемой на экране за один проход электронного луча, то мы познаем не много быстро меняющихся отдельных пятен света, но только полные и постоянно сменяющиеся картины.

Каждая отдельная мысль, что на мгновение возникает и утихает в нашем уме, похожа на пиксель, который на мгновение образуется на экране телевизора и тут же растворяется. В связи с тем, что каждая отдельная мысль возникает или формируется лишь на мгновение и практически сразу утихает или растворяется, наш ум в течение бесконечно короткого мгновения может на ее месте образовать еще одну мысль. Потому познавательная сила нашего ума, как правило, недостаточно тонка и совершенна, чтобы мы могли отчетливо различать чрезвычайно быстрое формирование и растворение каждой отдельной мысли. То, что мы обычно знаем, - это не множество быстро возникающих и утихающих отдельных мыслей, а лишь один, но постоянно изменяющийся их поток.

Однако, если мы практикуем внимание к нашему бесконечно тонкому осознанию бытия «Я есть», сила внимания или познания постепенно будет становиться более тонкой и совершенной, в результате чего мы сможем познать каждую отдельную мысль в момент ее возникновения. Когда за счет практики внимания к Истинному Я наша сила внимания станет совершенной и достаточно тонкой, чтобы мочь отчетливо обнаруживать появление или образование каждой мысли, она также будет способна ясно познать наше чистое главное бытие, которое всегда лежит в основе и поддерживает формирование наших мыслей, и которое на мгновение остается одно в промежутке между растворением одной нашей мысли и формированием следующей.

Когда, в результате, наша сила внимания или познания становится достаточно совершенной, чтобы позволить нам ясно пережить основное осознание нашего собственного бытия «Я есть», наш ум растворяется в ясности этого чистого осознания Истинного Я или знания Истинного Я, как всего лишь видимость, возникшая только из-за отсутствия у нас ясного знания Истинного Я. То есть, поскольку наш ум — это лишь ограниченная форма сознания, чувствующая «я есть это тело», то он не может возникнуть или быть сформирован в ярком свете подлинного знания Истинного Я, сияющего только, как наше свободное от дополнений и потому чистейшее осознание Истинного Я, «Я есть». И поскольку иллюзорное чувство «я есть это тело» - это наша первая и основная мысль, являющаяся корнем или основой всех других мыслей, то когда это чувство растворено подлинным знанием Истинного Я, то в нашем сознании не сможет возникнуть или сформироваться никакая другая мысль.

Как мы ранее в этой главе видели, наш ум сначала формирует себя в качестве корневой «я»-мысли, и только после этого создает все другие мысли. Корневая «я»-мысль, мыслящий, посредник, который «думает» все другие мысли. Поэтому в основе формирования каждой отдельной мысли лежит формирование нашей корневой «я»-мысли.

Ни одна мысль не может быть сформирована без того, чтобы сначала не была создана «я»-мысль. То есть, мы не можем сформировать никакую другую мысль без предварительного формирования себя как «я»-мысли, посредника, «думающего» эту мысль. Однако очевидным следствием этой истины является то, что мы не можем создать себя, как мыслителя или первую «я»-мысль, одновременно не думая или не формируя какую-либо другую мысль.

Не сформировав какую-либо другую мысль, за которую можно было бы зацепиться, мы не можем появиться, как думающая «я»-мысль. Природа нашей первой «я»-мысли в том, чтобы «думать» другие мысли, не «думая» другие мысли, она не может появиться или сформироваться в виде отдельного индивидуального сознания. То есть, наше основное осознание бытия «Я есть», по-видимому, формирует себя в нашей первой мысли «я есть это тело», только «думая» какие-то другие мысли.

Поэтому вместе с образованием и растворением каждой из наших других мыслей, формируется и растворяется и наша «я»-мысль. Другими словами, повторяющееся формирование и растворение нашей фундаментальной «я»-мысли — это часть формирования и растворения каждой из наших других мыслей. Таким образом, в кратком промежутке между растворением и формированием каждых двух последовательных мыслей, наш ум или корневая «я»-мысль сама растворяется и вновь образуется.

Таким образом, разрыв между каждыми двумя мыслями - это миниатюрный образец глубокого сна, а возникновение и затихание каждой мысли — это миниатюрный образец пробуждения или сновидения. Поэтому наши состояния бодрствования и сновидения - макрокосм, относительно которого формирование и растворение каждой из наших отдельных мыслей — это микрокосм.

Поэтому, если мы путем постоянной практики внимания к Истинному Я постепенно совершенствуем нашу силу внимания или познания, то в результате сможем познать основополагающую Реальность, которая пребывает между каждым затиханием и последующим появлением нашего ума или корневой «я»-мысли. Эта основополагающая Реальность есть наше неотъемлемое осознание Истинного Я, которое мы всегда воспринимаем как «Я есть».

Хотя мы всегда испытываем переживание нашего подлинного осознания Истинного Я, «Я есть», в настоящий момент мы не переживаем его таким, каково оно есть на самом деле, потому что мы переживаем его смешанным с искажающим ограничением нашего ума. Поэтому, если мы в состоянии пережить это ясно в краткий, свободный от ума разрыв, существующий между затиханием одной мысли и возникновением следующей, то сможем знать его таким, как оно есть на самом деле, ни в какой форме не загрязненным двойственностью или инаковостью.

Поэтому, когда мы практикуем внимание к Истинному Я, наша цель, состоит в том, чтобы испытать переживание нашего собственного естественного осознания Истинного Я, незагрязненного ни малейшим появлением нашего ума или любого объекта, известного нашему уму. Вместо того, чтобы переживать себя, как тело или любое другое дополнение, мы должны попытаться ясно испытать Себя в качестве нашего свободного от дополнений подлинного осознания Истинного Я, «Я есть».

Непосредственное основание, фон или экран, на котором формируются и растворяются наши состояния бодрствования и сновидения, а также все наши индивидуальные мысли в рамках этих состояний, - это состояние глубокого сна, в котором мы испытываем переживание только нашего собственного основного осознания бытия, но таким способом, что оно как-то не совершенно ясно или различимо. Однако окончательное основание или пространство, в котором формируются и растворяются не только бодрствование и сновидение, но и глубокий сон — это наше истинное состояние Cамо-сознающего бытия «Я есть», в котором мы переживаем наше фундаментальное и основное осознание бытия в его полной природной и абсолютной ясности.

Таким образом, поскольку во всей вселенной и физическом пространстве, в котором она содержится, нет ничего, кроме мыслей, которые мы создали в нашем уме нашей собственной силой воображения, в Адвайта Веданте сказано, что физическое пространство или бхутакаса содержится в пространстве нашего ума или читтакасе, а пространство нашего ума содержится в пространстве нашего истинного Сознания или чидакасе.

Если бы мы смогли познать, как мы формируем и растворяем наши мысли в нашем собственном сознании, то мы бы поняли секрет, как создается и уничтожается вся вселенная. Для обретения знания этого секрета непосредственно из первых рук, мы не должны напрягать наш ум размышлениями над любой из различных религиозных или научных теорий о происхождении вселенной. Нужно лишь тщательно исследовать наше собственное Сознание, являющееся источником и пространством, из которого возникают все наши мысли и вся эта вселенная, на мгновение останавливаются, а затем снова затихают. «Книга Бытия» и «Большой взрыв» дают объяснения появления этой вселенной, в них верят определенные группы людей. То же самое происходит в нашем сознании каждое мгновение вместе с образованием каждой нашей мысли.



WEB © Nataris-studio 2012