Путь Дэвида Хокинса  

Хотя истина, описанная в этой книге, научно обоснована и объективна, в первую очередь, она была пережита лично. Продолжавшаяся в течение жизни последовательность интенсивных состояний озарения, начавшихся в молодом возрасте, вдохновила и привела к процессу субъективной реализации, которая окончательно сформировалась в этой серии книг.

В возрасте трех лет произошло внезапное полное осознание существования, несловесное, а полное понимание значения "я есть", за которым сразу последовало пугающее осознание того, что "я" совсем может не возникнуть. Это было мгновенное пробуждение от забвения до сознательного осознавания и в этот момент родилось личное "я". Двойственность "есть" и "не есть" вошла в мое субъективное осознание.

Парадокс существования и вопрос о реальности "я" периодически поднимался на протяжении всего детства и в подростковом возрасте. Личное "я" иногда растворялось в большом безличном Я. Вновь приходил изначальный страх перед небытием - фундаментальный страх ничегошности.

В 1939 году, развозя газеты по семнадцатимильному маршруту в сельской местности Висконсина, в нескольких милях от дома я попал в снежную бурю. Было двадцать градусов мороза. Велосипед упал на лед, свирепый ветер вырвал газеты из корзины на руле и разбросал их по покрытому льдом заснеженному полю. Моя одежда заледенела, от огорчения и крайней усталости на лице появились слезы. Чтобы укрыться от ветра я проломал ледяную корку в высоком сугробе, вырыл яму и залез в нее. Вскоре дрожь тела прекратилась, пришла восхитительная теплота, а затем состояние покоя за пределами всяких описаний. Это сопровождалось сиянием света и присутствием бесконечной любви, не имевшей начала и конца, и являющейся моей собственной сущностью. По мере того, как мое сознание сливалось с этим вездесущим, просветленным состоянием, физическое тело и все вокруг исчезало. Ум затих, все мысли прекратились. Бесконечное Присутствие было всем, что было или могло быть, вне всякого времени или описания.

После этого состояния вневременности внезапно возникло осознание того, что кто-то трясет меня за колено; затем появилось встревоженное лицо моего отца. Совершенно не хотелось возвращаться в свое тело, со всеми вытекающими отсюда последствиями, но из-за любви и страданий моего отца Дух оживил тело. Было сострадание к его страху перед смертью, и в то же время, понятие смерти казалось абсурдным.

Не было никаких обсуждений этого переживания с кем-либо, поскольку отсутствовал контекст, в котором можно было его описать. Не было принято говорить о духовных переживаниях, кроме тех случаев, когда речь шла о жизни святых. Но после этого опыта воспринимаемая реальность мира начала казаться лишь временной; традиционные религиозные учения потеряли значение, и, как ни парадоксально, я стал агностиком. Бог традиционной религии едва сиял по сравнению со светом Божественности, озаряющим все существование. Так духовность заменила религию.

Во время Второй мировой войны опасная служба на минном тральщике часто приводила к близкой встрече со смертью, но не было страха перед ней. Казалось, смерть потеряла свое значение. После войны, увлеченный сложностью ума и желанием изучать психиатрию, я поступил в медицинский институт. Обучавший меня психоаналитик, профессор Колумбийского университета, тоже был агностиком, и оба мы неодобрительно смотрели на религию. Все шло хорошо, моя карьера развивалась, пришел успех.

Однако, мне не удалось спокойно погрузиться в профессиональную жизнь. Я заболел смертельной болезнью, которая прогрессировала и не реагировала ни на какие доступные методы лечения. В возрасте тридцати восьми лет ситуация стала экстремальной, я знал, что скоро умру. Меня не волновало тело, но мой дух был в состоянии крайней тоски и отчаяния. Когда приблизился финальный момент, в моем сознании промелькнула мысль: "А что, если Бог есть?" Поэтому я взмолился: "Если Бог есть, я прошу, чтобы он сейчас помог". Я сдался Богу, чем бы он ни был, и впал в забытье. Когда я проснулся, произошедшее преобразование было настолько громадным, что я лишился дара речи.

Личности, которой я был, больше не существовало. Не было никакого личного "я" или эго, только бесконечное Присутствие такой безграничной мощи, что оно было всем. Это Присутствие заменило то, что было "мной", тело и его действия управлялись исключительно бесконечной волей Присутствия. Мир был озарен ясностью безграничного Единства, проявляющегося в бесконечной красоте и совершенстве всего.

Жизнь продолжалась, и это состояние покоя оставалось неизменным. Не было никакой личной воли; физическое тело делало то, что должно, под руководством бесконечно могущественной, но при этом изысканно нежной воли Присутствия. В этом состоянии не было потребности о чем-либо думать. Вся истина была самоочевидна, и ни в каком осмысливании не было необходимости, оно было попросту невозможно. В то же время, физическая нервная система чувствовала себя крайне напряженной, как если бы по ней шла энергия гораздо больше той, на которую она рассчитана.

Эффективно функционировать в мире стало невозможно. Все обычные побуждения вместе со страхом и беспокойствами исчезли. Не к чему было стремиться, поскольку все было совершенно. Слава, успех и деньги не имели значения. Друзья настаивали возвратиться к клинической практике, но для этого не было никакой мотивации.

Появилась возможность воспринимать реальность, лежащую в основе личности: происхождение эмоциональной болезни основано на убеждении людей в том, что они являются личностями. Итак, как бы сама по себе, клиническая практика возобновилась и стала огромной. Люди приезжали со всех концов Соединенных Штатов. У нас было две тысячи амбулаторных больных, что требовало более пятидесяти терапевтов и другого персонала, сети из двадцати пяти отделений, исследовательских и электроэнцефалографических лабораторий. Каждый год приходило по тысяче новых пациентов. Кроме того, появилась возможность выступать на радио и телевидении, как упоминалось ранее. В 1973 году клинические исследования были задокументированы в книге "Ортомолекулярная психиатрия". Эта работа на десять лет опередила свое время и произвела сенсацию.

Общее состояние нервной системы постепенно улучшилось, а затем появилось новое явление. По позвоночнику непрерывно начала течь сладостная, очень приятная энергия. Она двигалась в мозг, вызывая сильное ощущение постоянного удовольствия. Все в жизни происходило синхронично, развиваясь в полной гармонии; чудесное было обычным делом. Источником того, что мир назвал бы чудесами, было Присутствие, а не личное "я". То, что осталось от личного "я", было лишь свидетелем этих явлений. Высшее Я, более глубокое, чем мое прежнее маленькое "я" или мысли, определяло все, что происходило.

Состояния, о которых идет речь, неоднократно возникали на протяжении истории, что приводило к возникновению духовных учений, включая учение Будды, просветленных мудрецов, Хуан По и более современных учителей, таких, как Рамана Махарши и Нисаргадатта Махарадж. Таким образом, было подтверждено, что этот опыт не был уникальным. Бхагавад-Гита теперь приобрела полный смысл. Время от времени возникал тот же духовный экстаз, о котором сообщали Шри Рамакришна и христианские святые.

Все и всё в мире было озарено и восхитительно красиво. Все живые существа стали сияющими и выражали это сияние в безмолвном великолепии. Было очевидно, что все человечество движимо внутренней любовью, но просто перестало осознавать это. Большинство жизней проживается как бы спящими людьми, не пробужденными к пониманию того, кто они на самом деле. Люди вокруг меня выглядели будто бы спящими и были невероятно красивы. Это было похоже на влюбленность во всех.

Появилась необходимость прекратить обычную практику медитации в течение часа утром, а затем перед ужином, потому что это усиливало блаженство до такой степени, что было невозможно функционировать. Переживание, подобное тому, которое испытал тогда мальчик в сугробе, повторялось, становилось все труднее покидать его и возвращаться в мир. Невероятная красота всего сияла во всем его совершенстве, и там, где мир видел уродство, была только вечная красота. Эта духовная любовь наполняла все восприятие, и все границы между "здесь" и "там", "тогда" и "сейчас", или разделение, исчезли.

За годы, проведенные во внутренней тишине, сила Присутствия росла. Жизнь больше не была личной; личности не существовало. Личное "я" стало инструментом бесконечного Присутствия, жило и поступало так, как было нужно. Люди чувствовали необыкновенный покой в ауре этого Присутствия. Ищущие искали ответов, но поскольку больше не существовало такого человека, как Дэвид, на самом деле, сами они были ловко замаскированными ответами, идущими от их собственного истинного Я, которое не отличалось от моего. Из глаз каждого человека сияло то же самое истинное Я.

Происходили чудеса, за пределами обычного понимания. Исчезли многие хронические болезни, от которых тело страдало в течение многих лет; зрение нормализовалось само по себе и больше не было нужды носить бифокальные очки.

Временами тонкая блаженная энергия, бесконечная Любовь, внезапно начинала исходить от сердца к месту какого-либо бедствия. Однажды, во время езды по шоссе, эта тонкая энергия начала изливаться из груди. За поворотом представилось зрелище автокатастрофы; колеса перевернутой машины все еще вращались. Энергия с большой интенсивностью направилась к тем, кто находился в машине, а затем сама по себе остановилась. В другой раз, когда я шел по улицам незнакомого города, энергия начала течь по направлению к следующему кварталу и достигла места, где вот-вот должна была начаться уличная драка. Драчуны разошлись и начали смеяться, и снова, энергия остановилась.

Глубокие изменения восприятия происходили в самых неожиданных ситуациях безо всякого предупреждения. Во время обеда в "Ротманс" на Лонг-Айленде Присутствие внезапно усилилось до такой степени, что каждая вещь и каждый человек, казавшиеся отдельными при обычном восприятии, растворились во вневременной Всеобщности и Единстве. В неподвижной Тишине стало очевидно, что нет никаких "событий" или "вещей", что практически ничего не "случается", потому что прошлое, настоящее и будущее - это просто артефакты восприятия, также как иллюзия отдельного "я", подверженного рождению и смерти. По мере того, как ограниченное, ложное "я" растворялось во всеобщем истинном Я, его подлинном источнике, возникало невыразимое ощущение возвращения Домой, к состоянию абсолютного покоя и освобождения от всех страданий. Источником всех страданий является только иллюзия отделенности. Когда приходит осознание того, что Ты - Вселенная, завершенная и единая со всем, что есть, что это навсегда и бесконечно, тогда никакое дальнейшее страдание невозможно.

Пациенты приезжали изо всех стран мира, некоторые из них были совершенно безнадежны. Нелепые, в судорогах, завернутые в мокрые простыни, они приезжали из далеких больниц в надежде на излечение глубоких психозов и серьезных, неизлечимых умственных расстройств. Некоторые находились в кататонии; многие годами были немы. Но в каждом пациенте из-под его изуродованной внешности сияла сущность Любви и Красоты, иногда настолько скрытая от обычного взгляда, что мир полностью отказывал им в своей любви.

Однажды в больницу в смирительной рубашке привезли кататоническую больную. У нее была тяжелая неврологическая болезнь и она не могла стоять. У больной начались судороги, корчась, она упала на пол, ее глаза закатились. Волосы были спутаны, вся одежда изорвана, она произносила нечленораздельные гортанные звуки. Ее семья была довольно богата, поэтому несколько лет ее осматривали множество врачей и знаменитых специалистов со всего мира. На ней были испробованы все методы лечения, но в конце концов, медицина сдалась, признав ее безнадежной.

Возник краткий, бессловесный вопрос: "Что ты хочешь для нее, Господи?" Затем пришло понимание, что она просто нуждается в любви, вот и все. Ее внутреннее "я" сияло сквозь ее глаза и подлинное Я соединилось с этой любящей сущностью. В этот момент, благодаря собственному распознанию того, кем она являлась на самом деле, она излечилась; то, что произошло с ее умом и телом, больше не имело никакого значения.

То же самое, по сути, происходило со множеством пациентов. С точки зрения мира, некоторые из них выздоравливали, другие - нет, но для этих пациентов больше не имело значения, было ли клиническое выздоровление. Их внутренняя агония прекратилась. Боль прекратилась, поскольку они чувствовали себя любимыми, и внутри них царил покой. Это можно объяснить только тем, что сострадание Присутствия изменило реальность каждого пациента таким образом, что они пережили выздоровление на уровне, превосходящем мир и его проявления. Внутренний покой истинного Я охватывает нас за пределами времени и идентичности.

Стало ясно, что вся боль и страдание исходят исключительно из эго, а не от Бога. Эта истина была безмолвно передана умам пациентов. Незнание этого было ментальным блоком для другого немого кататоника, не говорившего многие годы. Истинное Я сказало ему посредством ума: "Ты обвиняешь Бога в том, что причинило тебе эго". Он вскочил с пола и к изумлению наблюдавшей происходящее медсестры, начал говорить.

Работа становилась все более обременительной, и затем стала непосильной. Пациенты были вынуждены ждать, пока в больнице освободятся места, хотя были построены дополнительные палаты. Было огромное разочарование в том, что человеческие страдания могут быть облегчены за раз только в одном человеке. Это похоже на вычерпывание моря. Казалось, что должен существовать какой-то другой способ устранить причины общего недуга, бесконечный поток человеческих страданий и духовную боль.

Это привело к изучению кинезиологии и к удивительному открытию. Это был канал, связывающий две вселенные - физический мир и мир ума и духа - интерфейс между измерениями. В мире, полном спящих людей, потерявших свой источник, существовал инструмент для воссоединения и демонстрации для всех утерянной связи с высшей Реальностью. Это привело к тестированию каждого вещества, мысли и идеи, которые могли прийти на ум. В этом помогали мои студенты и ассистенты. Затем было сделано важное открытие. Хотя обычно сила мышц испытуемых уменьшалась от негативных стимулов, таких, как люминесцентный свет, пестициды и искусственные подсластители, сила мышц учеников с более высоким уровнем сознания, изучающих духовные дисциплины, не ослабевала. В их сознании произошел какой-то важный и решительный сдвиг. Они поняли, что не находятся во власти мира, на них оказывает влияние только то, во что верит их ум. Возможно, сам процесс продвижения к просветлению должен увеличивать способность человека сопротивляться превратностям существования, включая болезнь.

Истинное Я обладает способностью изменять что-либо в мире, просто рисуя это в своем воображении. Любовь изменяет мир всякий раз, когда замещает не-любовь. Вся система цивилизации может быть изменена до самого основания, если сфокусировать энергию любви в определенной точке. Всякий раз, когда это происходило, в истории возникали новые пути.

Теперь выяснилось, что эти решающие прозрения могут быть не только сообщены миру, но явно и неопровержимо продемонстрированы. Казалось, что великая трагедия человеческой жизни заключалась в том, что душу так легко обмануть. Разногласия и борьба были неизбежным последствием неспособности человечества отличить ложное от истины. Однако решение этой фундаментальной проблемы существует. Есть способ иначе взглянуть на природу самого сознания и сделать объяснимым то, о чем можно было только догадываться.

Пришло время оставить жизнь в Нью-Йорке, с его городской квартирой и домом на Лонг-Айленде, для чего-то более важного. Нужно было усовершенствовать себя в качестве инструмента. Это потребовало оставить мир со всем его содержимым, заменив его затворнической жизнью в небольшом городке, где в медитациях и исследованиях прошли следующие семь лет.

Сами собой вернулись подавляющие состояния блаженства, и в конечном итоге, возникла необходимость научиться находиться в Божественном Присутствии и продолжать функционировать в мире. Ум потерял связь с большим миром. Чтобы исследовать и писать, нужно было прекратить всякую духовную практику и сосредоточиться на мире формы. Чтение газет и просмотр телепрограмм помогли понять, кто есть кто, что происходит, и какова природа текущего социального диалога.

Необыкновенные субъективные переживания Истины, являющиеся уделом мистика, который влияет на все человечество, передавая духовную энергию в коллективное сознание, не могут быть поняты большинством людей. Они осознаются только духовными искателями. Это привело к стремлению быть обычным человеком, поскольку быть таким, как все, уже является выражением Божественности. Правда о собственном истинном Я может быть обнаружена в процессе обычной жизни. Жить с заботой и добротой - вот все, что необходимо. Остальное придет, когда настанет время. Между обыденностью и Богом нет разницы.

Итак, после долгого кругосветного путешествия духа произошло возвращение к самой важной работе, которая заключалась в том, чтобы попытаться хотя бы немного ближе донести понимание Присутствия до как можно большего числа товарищей по существованию.

Присутствие безмолвно. Оно передает состояние покоя, являющееся пространством, в котором и посредством которого все есть, имеет свое существование и переживание. Оно бесконечно нежное, и в то же время, твердое, как скала. С ним исчезает всякий страх. На фоне тихого невыразимого экстаза приходит духовная радость. Поскольку переживание времени прекращается, нет никаких опасений или сожалений, боли или ожидания. Источник радости бесконечен и присутствует всегда, без начала и конца. Нет ни потери, ни горя, ни желания. Ничего не должно быть сделано. Все уже совершенно и полно.

Когда время останавливается, все проблемы исчезают. Они являются просто артефактами восприятия. Если Присутствие преобладает, больше нет отождествления с телом и умом. Когда ум становится безмолвным, исчезает мысль ""я" есть" и сияет чистое Осознавание, чтобы озарить то, чем Ты был, есть, и будешь всегда, за пределами всех миров и вселенных, вне времени, и поэтому, без начала и конца.

Люди спрашивают: "Как достичь этого состояния просветления?", но мало кто следует этим путем, потому что он слишком прост. Во-первых, желание достичь этого состояния было интенсивным. Затем последовала дисциплина - действовать с постоянным и всеобъемлющим прощением и мягкостью, без исключения. Нужно быть сострадательным ко всему, включая самого себя и свои мысли. Затем появилась готовность сдерживать желания и в каждый момент отказываться от личной воли. По мере того как любая мысль, чувство или желание сдавались на волю Бога, ум постепенно становился тихим. Поначалу он высвобождался от целых историй и параграфов, затем от идей и концепций. По мере того, как ты отпускаешь желание обладания этими мыслями, они начинают фрагментироваться, не доходя до уровня идей и концепций, и остаются только частично сформированными. Наконец, становится возможным быть не затронутым энергией мысли еще до того, как она стала мыслью.

Постоянная и неуклонная сфокусированность, не позволяющая ни единого момента отвлечения от медитации, продолжалась во время обычной деятельности. Поначалу это казалось очень трудным, но со временем стало привычным, автоматическим, требующим все меньше усилий и, наконец, происходило вовсе без усилий. Этот процесс похож на взлет ракеты, покидающей Землю. Вначале требуется огромная энергия, затем по мере преодоления гравитационного поля Земли ее расходуется все меньше и меньше, и в заключение ракета движется в пространстве под действием своего собственного импульса.

Внезапно, без предупреждений, произошел сдвиг в осознании, и там было Присутствие, безошибочно и всеобъемлюще. Было несколько моментов страха, когда "я" умирало, и затем абсолютность Присутствия породила вспышку благоговения. Этот прорыв был захватывающим, более интенсивным, чем прежде. Нет ничего подобного в обыденном опыте. Сильнейший шок смягчился любовью, которая приходит с Присутствием. Без поддержки и защиты этой любви человек был бы уничтожен.

Затем последовал момент ужаса, поскольку эго цепляется за свое существование, опасаясь, что оно превратится в ничто. Но на самом деле, когда маленькое "я" умирает, оно заменяется истинным Я, Всеобщностью, Всем, в котором со всей очевидностью все знается, как совершенное выражение его собственной сути. Вместе с разотождествлением с телом пришло понимание того, что Ты - это все, что было и может быть. Ты - полон и завершен, вне любой тождественности, вне всякого пола, даже за пределами пребывания человеком. Тебе никогда больше не нужно бояться страдания и смерти. С этой точки зрения то, что происходит с телом, не имеет значения. На определенных уровнях духовного осознания болезни тела излечиваются и спонтанно исчезают. Но в абсолютном состоянии такие явления не имеют значения. Тело пройдет своим предначертанным путем, и затем вернется туда, откуда пришло. Это совершенно неважно, Ты незатронут. Тело предстает, как "оно", а не "я", как посторонний объект, подобно мебели в комнате. Может показаться смешным, что люди все еще обращаются к телу, как будто это отдельный "ты", но невозможно объяснить это состояние осознанности тому, кто не знает. Лучше всего продолжать заниматься своим делом и позволить Провидению позаботиться о социальной адаптации. Однако, когда обретается блаженство, очень трудно скрывать это состояние интенсивного экстаза. Мир ослепляется ярким блеском, и люди приходят издалека, чтобы находиться в этой ауре. Привлекаются духовные искатели и любопытные, и с ними больные, а также ищущие чуда. Ты становишься магнитом и источником радости для них. Как правило, в этот момент присутствует желание поделиться этим состоянием с другими и использовать его на благо всех.

Экстаз, сопровождающий это состояние, не постоянен; также присутствуют моменты сильного страдания. Самые интенсивные из них случаются, когда состояние колеблется и внезапно прекращается без какой-либо видимой причины. Это приносит периоды глубокого отчаяния и страха, что Присутствие покинуло тебя. Такие падения делают путь трудным, и требуется огромная воля, чтобы преодолевать падения. Наконец, становится очевидно, что необходимо превзойти этот уровень, иначе постоянно придется переносить мучительные "выпадения из благодати". Поэтому великолепие блаженства должно быть оставлено, поскольку ты берешься за трудную задачу превосхождения двойственности, пока не выйдешь за пределы любых противоположностей и их противоречивого напряжения. Одно дело - с радостью сбросить железные цепи эго, и совсем другое - отказаться от золотых цепей восторженного экстаза. Это ощущается так, будто ты оставил Бога, здесь возникает новый уровень страха, о котором ранее ты не имел понятия. Это - последний ужас абсолютного одиночества.

Страх эго перед небытием огромен, оно неоднократно пытается избежать кажущегося приближения несуществования. Тогда стало очевидным предназначение этой агонии и темной ночи души. Они настолько невыносимы, что их острая боль толкает тебя к чрезвычайному усилию, необходимому, чтобы их преодолеть. Когда метание между адом и небесами становится нестерпимым, тогда нужно отпустить желание самого существования. Только после того, как это будет сделано, ты сможешь окончательно выйти за пределы двойственности, порождаемой противопоставлениями: Всеобщность - ничегошность, существование - несуществование. Эта кульминация внутренней работы - самый трудный этап, окончательный водораздел, при котором приходит абсолютное понимание, что иллюзия существования, которую ты превосходишь, безвозвратна. С этого момента уже нет пути назад, и этот призрак необратимости делает последний барьер наиболее устрашающим из всех.

Но на самом деле, в этом заключительном апокалипсисе маленького "я", единственная оставшаяся двойственность существования и несуществования - сама по себе личность - растворяется во Всеобщей Божественности, и не остается никакого индивидуального сознания, которое могло бы сделать выбор. Это значит, что последний шаг делается Богом.




















WEB © Nataris-studio 2012