Сайт переехал по адресу: IAMNESS.RU
Руперт Спайра. Мир и Осознавание меняются местами  
Глава 28 из книги Руперта Спайры "Присутствие"



Наш опыт - это всегда только одна сплошная глубинная Тотальность. Только мысль, как представляется, разделяет его на различные категории опыта, такие как ум, тело и мир, каждая из которых сделана из различных субстанций.

Фактически, все переживание сделано из одного и того же материала — его можно назвать "переживание", "осознавание", наше Я.

Никакая часть опыта не находится в чем-то ближе или дальше от переживания, осознавания или нашего Я, чем любая другая часть. Даже сам опыт ума, тела и мира не ближе к переживанию, осознаванию или нашему Я. Они ближе, чем самое близкое. Насколько близко изображение к экрану?

В переживании нет "двух вещей". В окончательном анализе, который, по сути, является только анализом, основанным на нашем истинном опыте, даже не совсем правильно сказать, что весь опыт ума, тела и мира пропитан или насыщен Осознаванием или Присутствием.

Заявление о том, что ум, тело и мир пропитаны или насыщены Осознаванием или Присутствием подразумевает, что в первую очередь, существуют независимые ум, тело и мир, которые чем-то могут быть пропитаны, как губка пропитана водой. Но это всего лишь начало пути, когда присутствует вера в независимую реальность ума, тела и мира.

Такое заявление является обоснованным, если мы верим в независимую реальность ума, тела и мира. Как таковое, оно притягивает внимание к тому факту, что каждый опыт ума, тела и мира является чрезвычайно единым с Осознаванием или Присутствием. Это этап на "пол-пути".

По мере того, как становится все более и более очевидным, что весь опыт пропитан Осознаванием или Присутствием, осознающий или присутствующий аспект опыта становится более преобладающим и кажущиеся объективные аспекты ума, тела и мира, то есть, изменяющиеся названия и формы, начинают терять их видимую твердость и независимость.

Первоначально, Осознавание представляется скрытым, несущественным, прерывистым аспектом опыта, а ум, тело и мир, в отличие от Него, кажутся очевидными, существенными, стабильными и реальными. Таким образом, мы видим только объекты ума, тела и мира. Затем наше внимание обращается на тот факт, что Осознавание пропитывает каждый, будто бы объективный опыт ума, тела и мира.

Однако, чем пристальнее мы вглядываемся в наш опыт, тем более очевидным для нас становится (в большинстве случаев это происходит постепенно) то, что фактически, Осознавание, - это стабильный, всегда присутствующий и существенный аспект опыта. Так как это все больше и больше становится нашим живым переживанием, то соответствующие реальности ума, тела и мира, считающие себя независимыми объектами, начинают уменьшаться.

Это созерцание может начинаться на уровне ума, но со временем оно опускается в глубины нашего Бытия и захватывает нас полностью. Оно пронизывает наши чувства и восприятия, а также наши мысли.

Мир и Осознавание меняются местами.

В определенный момент наступает сдвиг. Та реальность, которую мы однажды приписывали уму, телу и миру становится понятой и переживаемой, как находящаяся внутри нашего Я, Осознавания.

Переживание ума, тела и мира в состоянии бодрствования становится больше и больше подобно переживанию их в состоянии сновидений. Они теряют свою кажущуюся независимость, твердость и отдельную реальность, понимаются и переживаются как наложение на Осознавание.

Хотя мы по-прежнему продолжаем видеть появление образов на экране, нашим фактическим опытом всегда является только сам экран.

Нельзя сказать, что обычный опыт становится нереальным или несущественным. Скорее, реальность и субстанция переживания познана и почувствована, как сделанная только из сокровенности нашего собственного Бытия, Осознавания.

Ум, тело и мир переживаются нереальными в качестве объектов, но реальными, как Осознавание, так же, как кадры в фильме нереальны в качестве кадров, но реальны, как экран.

Однако, они были реальными в качестве кадров только с воображаемой точки зрения отдельного "я". С реальной и единственной точки зрения нашего Я, Осознавания, опыт всегда реален, только как Осознавание.

Таким образом, "объектность" объектов медленно исчезает и заменяется на "присутствие" Осознавания так же, как темнота постепенно заменяется на свет в ранние часы утра.

Мы никогда точно не можем сказать как, когда, почему и где происходит это растворение потому, что сами эти как, когда, почему и где растворяются вместе с темнотой. Эти вопросы больше не ожидают ответа.

Этот сдвиг является естественным. С самого начала может показаться, что мы должны прилагать усилия, чтобы понять это, но через некоторое время истина нашего опыта, его очевидность, начинает легко восприниматься нами.

Это как достижение вершины холма и начало пути вниз по другой стороне. Внезапно гора, которая первоначально будто бы сопротивлялась нашим усилиям, начинает сотрудничать с нами.

Или можно сказать, это подобно составлению картинки из пазла. С самого начала куски кажутся абстрактными, бессвязными и не имеющими отношения друг к другу. Однако со временем, картина начинает заполняться, и процесс становится легче и более очевидным. Остается все меньше и меньше возможностей. Это выводит нас на прямой и узкий путь, где все быстро попадает на место.

То же самое и здесь. Все возражения ума встречаются с пониманием, пока не приходит время, когда уже больше нет возражений. Ум, который сам изначально построил эту очевидную двойственность, разбирает свое собственное строение.

Этим остаточным телесным ощущениям, которые, как казалось, поддерживали уже опровергнутую веру в отдельное внутреннее "я", и соответствующие ему отдельные внешние объекты, других или мир, осталось рассказать свою пустую историю и медленно раствориться в свете понимания.

Это оставляет нас на краю, в открытости и незнании.

Отсюда Осознавание светит все более ярко, растворяя внутри Себя любые последние пережитки разделения и инаковости, которые задерживаются по привычке, раскрывая Осознавание сияющим в Себе и Самим по Себе. Неважно, если это долго или медленно, ибо ничего больше не ожидается, ни к чему больше нет стремления, нет ни в чем недостатка, и некому больше ожидать.

Даже наше стремление к Истине или Реальности каким-то образом теряет свой азарт и больше не может по-настоящему называться желанием, ибо здесь нет места для желания, каким бы благородным оно ни было. Наше желание превращается в любовь. В самом деле, оно всегда было любовью, замаскированной под желание тонкой завесой инаковости.

Оно всегда уже было только тем, к чему стремилось.


WEB © Nataris-studio 2012