Руперт Спайра. Несостоятельность поиска  
Глава 19 из книги "Присутствие", том 1


Сокращение нашего Я до ограниченного, локализованного существа является причиной всех психологических несчастий.

Хотя мы, на самом деле, никогда не становимся ограниченным, локализованным существом, эта иллюзия настолько сильна, что большинство из нас тратят всю жизнь, думая, чувствуя, действуя и имея отношения от имени отдельного существа, которым наше мышление представляет наше Я.

Покой и счастье, обитающие в нашем Я, являются производными от врожденного знания нашего Бытия, как Оно есть - его глубинного осознания Себя.

Это не интеллектуальное знание, хотя оно может быть выражено на интеллектуальном плане. Это знание, которое извлечено из близости нашего собственного Бытия, до возникновения мысли. Это не экстраординарное или незнакомое знание. Фактически, именно мысль стремится сокрыть это понимание и делает так, что это знание, будто бы, неизвестно.

Тем не менее, мысль никогда не может по-настоящему скрыть нашу неотъемлемую природу, как изображение, даже самое темное, никогда не может заслонить экран, на котором оно появляется. Если бы покой и счастье нашей истинной природы действительно были бы сокрыты, мы не знали бы, к чему стремиться. Именно потому, что свет покоя и счастья сияет даже во время наших самых мрачных моментов - мы мотивированы искать их.

На самом деле, это не отдельное "я" ищет покой и счастье. Отдельное "я" является объектом - мыслью или чувством, - а объект не может ничего делать, не говоря уже о поиске счастья. Скорее всего, поиск покоя и счастья - это сам по себе опыт покоя и счастья, модулированный чувством разлуки.

Другими словами, есть только счастье или стремление к счастью, но никогда не отсутствие счастья; только любовь или сокрытие любви и последующий ее поиск, но никогда не ее отсутствие.

Это понимание прекрасно выражено в христианской молитве: «Господи, Ты есть любовь, которой я люблю Тебя».

Поэтому, поиск покоя, счастья и любви неотделим от веры в отдельное, внутреннее "я" и его ощущение. Если счастье уподобить кастрюле с кипящей водой, то отдельное, внутреннее "я" - это крышка, которая плотно размещена на ней. Это сжатие нашей истинной природы, узел вокруг Сердца.

Давление, нарастающее в кастрюле – это важная форма сопротивления и поиска, которые определяют отдельное "я", модулируемое нашей склонностью к имуществу и деятельности, посредством которых мы надеемся обеспечить счастье. Сначала это легкая зависимость, но со временем, она увеличивается.

Аналогично, наше Я знает Себя, как тесно единое со всеми видимостями, и в то же время, по сути, Оно свободно от них. Наше Я знает невербальным образом, что Оно не разделяет судьбу тела и ума.

Мы наглядно переживаем это каждый раз, когда засыпаем ночью. Однако, после пробуждения, посредством запутанной последовательности рассуждений, мы неправильно интерпретируем опыт глубокого сна, в котором мы глубоко отдыхаем в нашей неотъемлемой природе покоя, и, следовательно, упускаем возможность, которую он собой представляет.

Наше Я не нуждается и не хочет чего-нибудь от тела или ума, не говоря уже о мире или ком-то еще, и не боится их возможной судьбы - их исчезновения или смерти - ибо Оно знает, что Его судьба с ними не связана.

Эта неотъемлемая свобода от страха смерти или исчезновения является первым, что скрывается, когда наше Бытие превозмогается верой и чувством разделения. Фактически, можно сказать, что вся кажущаяся деятельность отдельного, внутреннего "я" просто направлены на облегчение этого страха смерти.

Страстное желание счастья и страх смерти, на самом деле, являются двумя аспектами одного и того же синдрома. Это синдром мнимого внутреннего "я". Будущие поколения однажды диагностируют этот СОЯ – Синдром Отдельного "Я" - от которого страдает подавляющее большинство человечества и который является основной причиной большинства психологических несчастий.

Отсюда, будто бы отделенное внутреннее "я" всегда имеет цель, стремясь обрести счастье в объектах и отношениях мира, который считается вне себя, и отчаянно пытается облегчить страх смерти, преследующий его. Отдельное "я" горит между этими двумя огнями.

Рано или поздно на нас нисходит понимание, что эта деятельность избегания и поиска несостоятельна.

Это может произойти через чувство безнадежности, отчаяния или безысходности, в котором нормальный процесс мышления, с помощью которого увековечила себя иллюзия внутреннего "я", может просто нигде не найти выхода в своем стремлении к полноте.

В этом случае сопротивление и поиск могут рухнуть, по крайней мере временно, позволяя кратко мелькнуть свету покоя, который лежит тихонько за каждой стремящейся мыслью или импульсом.

Или в других случаях, такой же проблеск может случиться при исследовании и изучении своего опыта. Если в течение этого исследования у нас есть мужество прямо и честно принять факты этого опыта, избегающая, ищущая мысль, может снова рухнуть, потому что мнимое "я" не может выдержать ясного видения. Таким образом, поиск будет стремиться довести себя до собственного конца.

Вкус нашей истинной природы - Ее вкус Самой Себя, неявно переиначенный мыслью и чувствами отдельного "я", - может также быть испытан безо всякой видимой причины.

Этот момент, даже если он, как будто бы инициирован, является определяющим моментом в нашей жизни. Если у нас есть мужество, чтобы не упустить его важность, и тем самым не возвратиться к привычным способам мышления и чувствования, это сигнализирует начало конца отдельного "я". Это момент, когда блудный сын возвращается обратно.

На протяжении десятилетий мы смотрели в сторону объектов - тела, ума и мира, чтобы обрести покой, счастье и любовь, к которым стремились. Теперь мы повернулись и посмотрели в единственном оставшемся направлении - направлении того, кто ищет. Кто же этот ненасытный, который живет в голове и в груди, диктуя наши мысли, чувства, действия и отношения?

Мы начинаем отслеживать наш путь назад посредством наших мыслей, чувств, ощущений и восприятий, в поисках того, кто лежит в их сердце. На каком-то этапе это исследование достигает критической точки, и мы просто не находим внутреннее "я", вокруг которого вращалась наша жизнь в течение многих десятилетий.

В начале, расследование может быть ограничено нашими мыслями, но еще долго после того, как станет ясно, что отдельное "я" не находится в уме, как правило, еще остается ощущение, что оно находится в теле. Фактически, самая большая часть мнимого внутреннего "я" сделана из этого чувства. Это распознание может скорее привести к более глубокому исследованию ощущения "я" внутри тела.

В какой-то момент становится отчетливо видно, а это означает практическое понимание на опыте, что отдельное внутреннее "я" - это фальшивое "я". Его там никогда не было. Всегда существует только наше истинное Я - осознающее Присутствие, неограниченное и нелокализованное, но, будто бы, сокрытое верой и чувством, что Оно находится внутри тела и ума и разделяет их качества и судьбу.

Сначала это может чувствоваться как возвращение к нашему Я, но на самом деле, никакого возврата нет. Кто там есть, кто может вернуться? Тот, кто должен вернуться к истинному Я - это мнимое "я". Мы никогда, ни на один момент не были чем-то отличным от нашего истинного Я. То есть, Оно ни на мгновение не было ничем иным, кроме Себя.

Однако, это не "наше" Я. Там нет "меня", которому бы принадлежало это Я. Оно безлично. Все, что произошло - наше неотъемлемое Бытие было лишено слоев веры и чувств, которые были наложены на Него.

Даже это не совсем так. Появление изображения на экране никогда, даже частично не скрывает экран, хотя это, как кажется, делает экран чем-то другим, чем он является. Таковы убеждения и чувства пребывания отдельным существом. Они будто бы скрывают нашу истинную природу, но на самом деле, не делают этого. Тем не менее, иллюзия очень сильна; достаточно сильна, чтобы убедить нас, что нам не хватает покоя, счастья и любви, которые можно найти в объектах, деятельности и отношениях.

С этим пониманием отчетливо видно, что внутреннее "я" - сейчас и всегда совершенно отсутствует. Экзотическое название этого понимания - просветление или пробуждение, но это просто знание нашего собственного Бытия; его осознание Самого Себя. Это конец невежества - игнорирования нашей истинной природы.

Так как это понимание было до недавнего времени более полно изучено и пояснено иностранными культурами, его часто связывают с культурными обусловленностями, в которых оно было выражено. Это неизбежно привело ко многим недоразумениям, так как культурные условия не были четко отделены от универсального характера истины, на которую это понимание было направлено.

Одним из основных недоразумений является убеждение, что когда становится ясно, что нет отдельного внутреннего "я", то выражения невежества, которые так долго доминировали в теле и уме, немедленно подойдут к концу. Это не так.

Тело и ум очень хорошие слуги; они делают то, чему обучены. На протяжении десятилетий они были обучены служить воображаемому, внутреннему "я", и подавляющее большинство человеческих мыслей, чувств, деятельности и отношений посвящены удовлетворению алчных требований этого мнимого "я".

Когда становится ясно, что нет такого "я", вера в него больше не подпитывается, но старые привычки мышления, чувствования, действия, связанные с ним, неизбежно будут продолжаться в течение некоторого времени.

Таким образом, хотя практическое понимание того, что нет отдельного внутреннего "я" приводит одну главу к концу, начинается следующая глава - освоение тела, ума и даже мира с этим практическим пониманием.

Вера в отделенность и многочисленные способы проявления этой веры в наших мыслях, благодаря нашему новому опыту понимания, исчезает в большинстве случаев сравнительно быстро, но то, как мы чувствуем свое тело и воспринимаем мир, как правило, продолжается гораздо дольше.

Чувство отдельного "я" было заложено в течение многих лет, в большинстве случаев, как слой за слоем чувств в теле. Поэтому требуется некоторое время, мужество и чувствительность к этим слоям, чтобы подвергнуть их воздействию света понимания и растворить их плотную "я -йность".

Точно так же занимает время и обретение смысла "не-"я"" по отношению к непрерывности и инаковости мира, который раскрывается как модуляция света нашего собственного сокровенного Бытия.

До сих пор наше Бытие брало на себя характеристики, относящиеся к телу и уму - локальный, временный, ограниченный, твердый, имеющий рождение и подверженный смерти и т.д. Теперь, эта ограничивающая ассоциация отброшена, тело и ум, и даже мир пронизываются качествами, которые присущи нашему Я.

Они постепенно становятся сияющими, открытыми, пустыми, прозрачными и спокойными в нескончаемом растворении всех форм в Присутствии.

Все начинает сиять светом нашего собственного Бытия.

Это значение Преображения в христианской традиции.




















WEB © Nataris-studio 2012