Сайт переехал по адресу: IAMNESS.RU
Руперт Спайра. Прозрачность вещей. Покой и Счастье присущи Сознанию.  
Ум, тело и мир предстают Сознанию, "Мне", "Я". Они являются объектами, а Сознание - их субъект, то, что их переживает.

Сознание, то что мы называем "Я" - всегда присутствует в каждом переживании и не исчезает между опытами.

Разве мы когда-либо имели опыт исчезновения нашего Я, Сознания? Это невозможно. Для этого должно что-то присутствовать, чтобы засвидетельствовать это исчезновение, и это что-то должно осознавать. Поэтому оно должно быть тем, что мы называем "Я", Сознанием.

Когда объект появляется в этом сознательном Присутствии, это Присутствие знает Себя как свидетеля этого объекта.

В глубоком сне "Я", это сознательное свидетельствующее Присутствие, остается точно таким же, каким Оно всегда является в состоянии бодрствования и сновидений.

В глубоком сне нет присутствующих объектов, и, следовательно, нет памяти этого состояния. Проснувшись, ум интерпретирует это состояние как пробел, ничто, пустоту. Тем не менее, отсутствие памяти - это не доказательство несуществования.

Во время засыпания хорошо организованные изображения, ощущения и восприятия состояния бодрствования постепенно заменяются менее организованными изображениями сновидений, но во время этого перехода нет опыта изменения присутствия Сознания.

Точно так же, когда исчезают изображения сновидений, Сознание остается как Оно есть, и это присутствие Сознания без объектов называют глубоким сном.

Ни на одном этапе перехода от бодрствования к глубокому сну Сознание не испытывает изменение Его собственного присутствия или непрерывности.

Так же, как Сознание остается полностью независимым от изменяющегося потока опыта в состоянии бодрствования, так Оно остается точно таким же при переходе от состояния бодрствования к сновидениям, во время сновидений и при переходе от состояния сновидений к глубокому сну.

На самом деле, три состояния: бодрствования, сновидений и глубокого сна, являются неверно названными. Эти три категории основаны на предположении, что существует сущность, называемая "Я", которая выполняет переход через эти три состояния. После того, как становится ясно видно, что нет отдельной сущности, становится понятно, что нет трех состояний.

Состояние - это то, что длится в течение определенного периода времени. Оно приходит и уходит. Было бы правильнее сказать, что есть одно состояние, одно всегда присутствующее состояние, которое мы называем "Я", Сознание, Присутствие, в котором все видимые состояния приходят и уходят.

Кажущиеся состояния бодрствования и сновидений являются модуляциями этого одного Присутствия.

Глубокий сон, на самом деле, - это просто присутствие Сознания, сияющего Самого по Себе. Вот почему он настолько спокойный и приятный!

Он только тогда становится состоянием, или кажется состоянием, когда ум ошибочно приписывает ему длительность в течение определенного отрезка времени. Однако, в глубоком сне нет времени.

Эти три состояния не являются четко определенными категориями. Было бы точнее сказать, что существует поток объектов, грубых и тонких, который происходит в этом всегда присутствующем Сознании.

Во время бодрствования объекты кажутся плотными, последовательными и плотно упакованными вместе. Существует не так много пространства между ними. Когда начинается состояние сновидений, объекты становятся легче и более свободно удерживаются вместе. Существует больше места между ними. В глубоком сне нет объектов. Только пустое пространство.

Это пустое пространство является присутствием фона, присутствием Сознания, "Я". Оно называется пустым только с точки зрения ума, потому что там нет ничего объективного. Тем не менее, со своей точки зрения, оно переживается как полнота, как Присутствие, Само-светящееся , Само-осознающее и Само-очевидное.

Это то же самое пространство, которое присутствует в промежутках между объектами в состояниях сновидений и бодрствования. Это также то же самое пространство Сознания, которое присутствует во время появления объектов в состояниях бодрствания и сновидений.

В сновидениях и бодрствовании пустота Сознания кажется окрашенной видимостью объектов. Тем не менее, Сознание ничем не окрашено вне Себя.

Сознание Само принимает форму каждого явления, хотя Оно Само по Себе - бесформенное, как вода принимает форму волны, хотя она сама по себе не имеет формы.

Это же Сознание, которое присутствует во время появления тонкого объекта, который мы называем мыслью, - точно то же Сознание, которое присутствует при появлении тонкого объекта, который мы называем сновидением.

Аналогично, Сознание, которое присутствует при появлении грубого объекта, который мы называем миром, - это такое же Сознание, которое присутствует при появлении сновидений.

В этом отношении мир является формой мысли. Мир состоит из восприятий. Эти восприятия сделаны из воспринимания. Они сделаны из ума, из той же субстанции, что и мысль.

Мысль, ощущение, восприятие и сновидение - все сделаны из того же «материала» и все они появляются в том же пространстве. Они сделаны из, и появляются в том же Сознании, и именно это же Сознание присутствует в промежутках между явлениями и во время безобъектного глубокого сна.

Объекты меняются и исчезают, как в течение каждого состояния, так и при переходе между состояниями, но Сознание, которое присутствует за объектом в качестве его свидетеля, и внутри объекта, как его субстанция, остается таким, каким Оно всегда является, постоянным и неизменным. Любые изменения, которые переживаются в теле, уме или мире, являются изменениями, которые появляются в этом Сознании.

Сознание Само не меняется из-за образов, которые появляются для Него или внутри Него, так же, как зеркало не меняется из-за меняющихся изображений, которые в нем отражались.

Фактически, Сознание не только присутствует как непрерывный, неизменный свидетель объектов, но Оно также одновременно выражает Себя в качестве объектов. Это субстанция объектов.

Однако, несмотря на то, что объекты сделаны из Сознания, это Сознание не меняется по мере изменения объектов, так же, как вода не изменяется при изменении волн.

Сознание знает Себя все время. Как может что-то, чья природа - Осознавание, не знать Себя все время?

Как может что-то, чья природа - Сознание, не осознавать Себя все время?

В глубоком сне нет объектов, поэтому нет и памяти о нем. И все же, после того, как мы проснулись, что-то сохраняется, что то остается. Выражение "Я спал хорошо" относится к переживанию. Это относится к переживанию Покоя, который присутствовал во время глубокого и безмятежного сна.

Выражение: "Я спал плохо» относится к своего рода нарушению, то есть к какому-то объекту. Либо мы имеем в виду, что мы проснулись ночью и не спали, хотя хотели заснуть, в данном случае термин "плохо спал", на самом деле, относится к состоянию бодрствования, а не к состоянию глубокого сна. Или мы имеем в виду, что у нас были тревожные сновидения, которые не позволили нам достичь состояния глубокого сна, и в этом случае термин "плохо спал" относится к состоянию сновидений.

В обоих случаях опыт глубокого сна не присутствует. На самом деле, когда мы говорим, что плохо спали, то это всегда из-за отсутствия глубокого сна.

Так как, по определению, в глубоком сне нет каких-либо объектов - по этой причине он является спокойным. И вследствие того, что глубокий сон и покой всегда сосуществуют, можно сказать, что Покой присущ глубокому сну. Даже не верно сказать, что Покой присущ глубокому сну, потому что мы не переживаем две вещи. Правильнее сказать - глубокий сон является Покоем.

Поэтому, если Покой идентичен глубокому сну и, как мы видели, глубокий сон является присутствием Сознания без объективности, отсюда следует, что Покой присущ Сознанию, что Покой и Сознание - едины.

Мы признаем этот опыт каждый раз, когда говорим, что спали хорошо. Это заявление исходит из опыта.

В глубоком сне нет объектов, следовательно, Покой не может зависеть от объектов. Это в свою очередь означает, что Покой не зависит от любого из состояний или условий тела, ума или мира.

Сознание всегда присутствует, не только в глубоком сне, но также в сновидениях и в бодрствовании. Так как Покой присущ Сознанию, Он также должен присутствовать во все времена, при любых условиях и во всех состояниях.

Не имеет смысла говорить о присутствии Сознания "во все времена", потому что Сознание не существует во времени. Время существует как идея в Сознании. Тем не менее, мы должны принять эти ограничения языка, если хотим говорить о Присутствии.

Если Покой не зависит от всех состояний тела, ума и мира, это означает, что Покой не является состоянием, что Он не приходит и не уходит. Он присутствует в основе и во всех проявлениях тела, ума и мира.

По этой причине, Покой не может быть результатом какой-либо деятельности в теле, уме или мире. Он не может быть результатом практики. Он не может быть создан, поддержан или потерян. Он всегда есть.

На самом деле, мы можем пойти дальше и сказать, что так же, как все, в конечном счете, является выражением Сознания, так и, в конечном счете, это все является выражением Покоя.

Каждое переживание является формой Безмолвия.

Из опыта глубокого сна становится ясно, что Покой присущ Сознанию, что Он не является атрибутом объектов, ситуаций, обстоятельств или событий.

Тем не менее, есть и другие случаи в бодрствующем состоянии, когда опыт Сознания без объекта также присутствует. Например, есть много моментов в состоянии бодрствования между одним восприятием и следующим, когда Сознание находится Само по Себе, без объекта.

Эти пробелы или интервалы переживаются в том смысле, что Сознание всегда переживает Себя, независимо от того, присутствуют или не присутствуют объекты, но они не имеют объективного содержания.

Конечно, не имеет смысла придавать этим интервалам продолжительность во времени. Время - это расстояние между двумя событиями, а во время этих интервалов нет объектов и, следовательно, никаких событий. Если нет объектов, значит и не присутствует время.

Это безвременное отсутствие переживаний не может запомниться, так же, как не может запомниться глубокий сон. Память об этом интервале не появляется в Сознании, потому что там ничего не присутствует, кроме прозрачного безобъектного присутствия самого Сознания.

В этом смысле эти интервалы не являются переживаниями. Тем не менее, было бы неправильно сказать, что не было никакого переживания в эти моменты. Там нет никакого переживания объектов, и все же, "там" присутствует само Сознание, переживающее Себя.

Сознание является свидетелем и субстанцией каждого объективного опыта, и когда ни один объект не присутствует, например, в интервале между восприятиями, Сознание остается таким, как всегда, осознающим Себя. Это безобъектное Само-осознание является субстанцией этих интервалов.

Так что, переживание не останавливается, когда исчезает объект, прекращается только объективный аспект переживания, имя и форма. Переживание, само по себе продолжается, переживая Себя.

После того, как мы ясно видим, что есть только Сознание, которое переживается во время состояний бодрствования и сновидений, становится ясно, что когда нет объектов, то же самое переживание Сознания, переживающего Себя, просто продолжается. На самом деле, никогда ничего не случалось, кроме этого переживания Сознания, осознающего Себя.

Эти интервалы всегда присутствуют и безвременны, как голубое небо, которое, кажется присутствующим только в промежутках между облаками, а на самом деле, присутствует за облаками, а также и в самих облаках.

Эти интервалы являются безвременным фоном Сознания, в котором иногда появляются объекты, включая концепцию времени. Чувство продолжительности, предлагаемое термином "интервал", связано только с ограничением языка, и не должно быть истолковано как подразумевающее, что эти интервалы длятся во времени.

Переживания Понимания, Любви и Красоты являются переживаниями этого безвремения, безобъектного Само-осознания, Само-распознавания.

Во время этих безвременных интервалов Сознание просто присутствует, так же, как в глубоком сне. Оно знает Себя непосредственно.

После этого безвременного интервала Сознание принимает форму следующего явления и может отождествить Себя с частью этого явления, телом. При этом Оно "забывает" Себя и тем самым как бы маскирует Себя от самого Себя.

То же самое верно, когда мы просыпаемся утром, когда Покой глубокого сна все ещё пронизывает наш опыт, до появления полностью утвердившегося чувства разделения. Бодрствование возникает из самого этого Покоя, и в течение некоторого времени насыщено Им.

Тем не менее, в большинстве случаев, Сознание немедленно и непреднамеренно теряется в отождествлении с фрагментом. Оно сжимается в тело/ум и, соответственно, проецирует мир "вовне".

Иллюзия разделения появляется вновь. Один притворяется двумя. Сознание становится фрагментом, "мной", и мир, соответственно, становится "другим" и "отделенным".

Сознание /Существование становится Сознанием и Существованием.

В результате, забыв себя таким путем, став видимым объектом, Покой и Счастье, которые переживались во время этого интервала, которые являются этим интервалом, кажутся потерянными. Затем этот мир становится их кажущейся обителью, местом, в котором их можно искать и находить.

Так начинается поиск, и сжавшееся "Я" становится ищущим.

Это сжавшееся "Я", которое является просто-Сознанием-притворяющимя-отдельной-личностью, не замечает или забывает, что переживание Покоя и Счастья присущи Его собственной природе. Взамен, это переживание, будто бы, становится прерывистым опытом, который может быть потерян. И поэтому каждый раз, когда мы переживаем покой или счастье, благодаря кому-то или чему-то, со временем оно делает нас беспокойными или несчастными. Этого должно быть достаточно, чтобы указать, что Покой и Счастье не обретаются благодаря каким-либо объектам.

Покой и Счастье присущи Сознанию.

Хотя Сознание всегда присутствует, и поэтому всегда, при любых обстоятельствах, присутствуют Покой и Счастье, мы не всегда их переживаем.

Тем не менее, Покой и Счастье заслоняют не сами объекты. Их заслоняет то, что мы думаем и чувствуем, что они - объекты, вне и отдельно от нас самих.

С этим чувством, что объекты находятся вне и отдельно, приходит соответствующая мысль и чувство, что «Я», присутствующее Сознание, находится внутри и тоже отделено.

Именно это разделение непрерывной тотальности нашего переживания на воспринимающий субъект и воспринимаемый объект, скрывает Покой и Счастье, присутствующие во всех состояниях и во все времена.

Именно по этой причине медитация иногда описывается, как глубокий сон во время бодрствования. В медитации мы так же относимся к объектам, как и в нашем глубоком сне, то есть, вообще никак.

Мы просто пребываем, как мы есть.

Большинство нашей деятельности регулируется стремлением к Счастью. Счастье - это не объективный опыт. Это просто присутствие Сознания.

Так как Сознание по своей природе осознающее, то можно сказать, что Счастье – это переживание Сознания, сознательно осознающего Себя.

Это переживание, которое раскрывается каждый раз, когда желание приходит к концу. Желание – это беспокойство, а Счастье – это всегда присутствующий фон всех состояний, который проявляется, когда беспокойство прекращается.

Оно, конечно, также присутствует во время самого беспокойства, т.к. Оно является фоном всех состояний, но Оно не воспринимается как таковое.

Это желание Счастья не приходит из памяти. Счастье нельзя запомнить, потому что Оно не имеет никаких объективных качеств. Оно присуще Сознанию, которое в своем непроявленном состояния является безобъектным, как и в опыте глубокого сна.

Сознание не может быть пережито в качестве объекта и, следовательно, не может запомниться. Тем не менее, Оно всегда присутствует и поэтому все, что Ему присуще, также должно быть всегда присутствующим.

Текущий объект постоянно меняется, но стремление к Счастью всегда остается тем же самым. Таким образом, Счастье не может быть вызвано объектом, который присутствует.

Так так переживание Счастья всегда одинаково, независимо от объекта, который, как кажется, его доставляет, поэтому сам объект не может быть целью поиска Счастья.

После того, как мы поняли, что Счастье не может быть в памяти, нужно сделать вывод, что стремление к Счастью приходит из самого текущего переживания, даже если оно неприятно. Откуда бы ему еще взяться?

Однако, Счастье разыскивается не из объективной стороны текущего переживания. Это происходит из осознающего или переживающего аспекта.

Тот факт, что Счастье ищется в таком широком разнообразии объектов и видов деятельности, указывает на интуицию, что Счастье пребывает в осознающем и переживающем аспектах опыта или объекта, в аспекте Сознания, а не в объективном аспекте, потому что осознающий или переживающий аспект всех переживаний всегда один и тот же.

Тем не менее, осознающий и переживающий аспект опыта сокрыт именем и формой опыта, и поэтому мы все время продолжаем искать Счастье в новых и разнообразных объектах.

На самом деле, наше взаимодействие с объектами в большинстве случаев происходит именно с целью раскрыть Покой и Счастье, присущие каждому переживанию. Однако, мы ошибочно приписываем Покой и Счастье объективному аспекту опыта.

Наш исключительный акцент на объективной стороне переживания скрывает это Счастье. Тем не менее, не замечая, что Счастье, фактически, уже присутствует, мы ищем Его в другом месте. Мы ищем Его в новой ситуации, в новом объекте.

На самом деле, даже желание Счастья исходит от самого Счастья.

Желание это форма Счастья. Это форма, которую Счастье принимает, когда Оно теряет свое присутствие и начинает искать Себя в другом месте.

Это само Счастье, которое ищет Себя.

Мы уже являемся тем, что ищем.

То, что определяет тип объекта, в котором мы ищем Счастье, будет зависеть от объектов, которые в прошлом непосредственно предшествовали безобъектному переживанию Счастья.

В отличие от самого Счастья, эти объекты можно запомнить, и поэтому мы стараемся воспроизвести их в надежде, что они будут доставлять нам то же Счастье.

Как только это становится ясным, природа желания радикально меняется. Теперь объект желается не для того, чтобы произвести Счастье, но для того, чтобы выразить Его.

После того, как желание освобождается от обязанности произвести Счастье, оно не исчезает. Оно просто освобождается от оков обслуживания несуществующей личности.

Желание, как таковое, переживается как энергия, как жизнь. Это и есть его осуществление.







WEB © Nataris-studio 2012