Сайт переехал по адресу: IAMNESS.RU
Руперт Спайра. Прямой путь  



Вопрошающий (В.): Мне бы хотелось, чтобы вы также рассказали о… Потому что мы должны делать эти надоедливые упражнения и хорошо, если мы увидим перемены. Пребывание в этом присутствии, быть здесь, мне помогло и все еще помогает. Можете ли вы что-либо сказать об этом?

Руперт (Р.): У меня также не было никаких перемен многие годы и я знаю, о чем вы говорите.

Если я спрошу вас сейчас: «Вы осознаете?», что вы скажете?

В.: Да.

Р.: Как вы знаете об этом? Это не какой-то сложный вопрос, он простой: “Как вы знаете, что осознаете?»

В.: Есть голос, ощущения в теле…

Р.: Это не об этом. Если я спрошу вас: «Осознаете ли вы свои ощущения в теле?», вы обратитесь к вашим телесным ощущениям и скажете: «Да, я их осознаю». Если я скажу: «Осознаете ли вы цветы?», то вы посмотрите на цветы и скажете: «Да, я осознаю цветы». Если я спрошу вас: «Вы осознаете?», куда вы обратитесь, чтобы получить ответ «Да»?

В.: Я заметила, что в этот момент мне трудно ответить на этот вопрос…

Р.: Это очень просто. Если я спрошу вас: «Вы осознаете цветы?», вы обратите внимание на цветы и увидите их. В результате видения цветов вы можете сказать: «Да, я осознаю цветы». Если я спрошу вас: «Вы осознаете ощущение подошв ваших стоп?», то вы переведете внимание от цветов в направлении подошв ваших стоп для того, чтобы пережить это ощущение. В результате этого переживания вы ответите на поставленный вопрос: «Да».

Если вместо вопроса: «Вы осознаете цветы или осознаете ли вы ощущение в подошвах ваших стоп?», я просто спрошу вас: «Вы осознаете?», то вы не обращаете ваше внимание на цветы, вы не обращаете ваше внимание на подошвы стоп, но куда вы обращаете свое внимание для того, чтобы сказать: «Да, я осознаю»? Например, почему вы не сказали: «Я не знаю» или: «Нет»? Вы сказали: «Да». Что заставило вас сказать: «Да»? Куда вы направились?

В.: Я осознаю, что сижу здесь…

Р. : Нет. К какому переживанию вы придете? Также, как сначала вы пришли к переживанию цветов или ощущению в стопах…

В.: Мне нужно идти вовнутрь.

Р.: Будьте более конкретной. Если вы пойдете внутрь тела, то просто найдете там ощущения. Если вы идете таким образом вовнутрь, то все, что вы знаете, это ощущения. Вам не нужно идти в тело. Если я спрошу вас: «Вы осознаете ощущения в вашей груди?», то вы обратитесь к этому ощущению и скажете: «Да». Но я задаю вам другой вопрос: «Вы осознаете?»

В.: Я осознаю.

Р.: Вы говорите: «Да, я осознаю» с такой уверенностью, и вы правы. Но к какому переживанию вы пришли, чтобы сказать: «Да»?

В.: Сознания, осознавания…

Р.: К пребыванию осознанной. Я осознаю? Пауза. Да. Что происходит между вопросом «Я осознаю?» и ответом «Да»? Что-то происходит. Куда вы обращаетесь? Я не обращаюсь к цветам, я не обращаюсь к стопам, я не обращаюсь к груди, я обращаюсь к переживанию пребывания осознанным.

В.: Да.

Р.: Другими словами, я осознаю, что я осознаю. Как трудно было для вас прийти туда?

В.: Не трудно.

Р.: Ответ на вопрос занял у вас пару секунд. Сколько упражнений для тела пришлось вам выполнить? Сколько лет вам пришлось провести в медитации, для того, чтобы ответить «Да» на вопрос: «Осознаю ли я»?

В.: Конечно, нисколько. Но медитация помогает.

Р.: Как может медитация помочь ответить «Да» на вопрос «Осознаю ли я?»? Допустим, мы остановим кого-то на улице и спросим его: «Вы осознаете?» Предположим, что он понимает вопрос. Это кто-то, кто никогда не слышал о недвойственности, и у него нет никакого интереса к духовности. Мы просто остановили случайного прохожего и спросили его: «Вы осознаете?» Пауза. Да. Как медитация может помочь этому человеку? Как может медитация помочь этому человеку ответить: «Да»?

Какая помощь нужна вам, чтобы осознавать, что вы осознаете? Можете ли вы что-либо сделать с вашим умом для того, чтобы помочь вам знать это переживание? То, что вы делаете со своим телом и умом, абсолютно не имеет значения. Нет никакой разницы, что бы вы ни делали. Я все упрощаю, потому что сам провел двадцать лет в мантра- медитации.

Переживание знания, что я осознаю – это наиболее сокровенное переживание абсолютно каждого. Все, что требуется (даже сказать требуется, это уступка), это быть способным понять вопрос: «Вы осознаете?»

Этот вопрос – самая ясная, четкая и прямая форма самоисследования, которую я знаю. Более эффективная, чем вопрошание: «Кто я?» Потому что люди в течение пятидесяти лет не понимали, что Рамана Махарши имеет в виду под вопросом: «Кто я?» Вам нужно было прочитать комментарии, написанные к учению Раманы Махарши, чтобы узнать, насколько путались люди, пытаясь понять, что он имел в виду под вопросом «Кто я?».

Я не говорю, что это не эффективно. Это эффективно. Но это не совсем ясно. И это не понималось многими людьми долгое время.

Нет ничего неясного в вопросе: «Я осознаю?». Это абсолютно ясно, четко и непосредственно. Это не требует никаких практик ума и тела. Я не предлагаю вам не выполнять этих практик. Ваши движения Гурджиева прекрасны и вы любите заниматься этим. Я не советую вам их не делать. Но они не помогут вам реализовать вашу истинную природу. Или позвольте сказать мне это другим образом. В этом нет необходимости.

Есть прямой путь. Вам не нужно идти к вашей истинной природе через тело или через ум. Вы можете, если хотите. С этим все в порядке. Но в этом нет необходимости. Осознавание знает Себя до того, как Оно знает что-либо еще.

В.: Но учение, о котором вы говорите, было недоступно нам раньше, в семидесятые… Мне нужно было пройти все это, чтобы попасть сюда.

Р.: Это правда. Я понимаю. Но сейчас в этом нет необходимости. Мы живем в новой эре. Нам доступен прямой путь более ясным, простым и четким образом, чем раньше. Если вы хотите использовать постепенный путь, здесь нет никаких осуждений, вы можете это делать. В этом нет ничего неправильного. Но в этом нет необходимости.

На самом деле, этот прямой путь всегда был доступен. Даже в Индии. Но из-за преобладания религиозного и духовного подхода, большинство людей не хотели этого. Большинство людей желали чего-то более постепенного и сложного.

Я ошибался по этому поводу многие годы. Я думал, что Индия – это место, где об адвайте говорят просто на улице. Нет, большинство индийцев не хотят знать абсолютную Истину, чистое недвойственное учение. Потому что, и в этом нет осуждения, большинство индийцев выросли в атмосфере преданности. Поэтому учителя из сострадания объясняли учение в соответствии с запросами учеников. Они преподавали свое учение в терминах преданности, давая ученикам человека или объект для поклонения. Но это была только уступка этим людям для понимания.

Такие немногие учителя, как Рамана Махарши, хотели привести людей к Истине непосредственно. Рамана Махарши сказал: «Все мое учение может быть в безмолвии» Очень немногие люди были готовы к этому. Поэтому ему пришлось разрабатывать несколько средств. Первым средством было самоисследование или сдача. Они были двумя его основными средствами. Но даже это было ступенькой ниже от вершины горы. И если люди, как это было в большинстве случаев, находили самоисследование слишком трудным, он делал еще несколько шагов вниз с вершины и разработал средства, которые более подходили этим людям, которые более подходили их обычной религиозной позиции. Это было для того, чтобы просто сделать следующий шаг.

Но сейчас мы живем в другой культуре, другой эре. У нас нет такого же религиозного культурного багажа. У нас большая интеллектуальная предрасположенность. Нам не нужно множество мифов, историй. Многие из нас просто хотят абсолютную Истину. Мы просто хотим знать о Реальности. Нам не нужно знать, как быть преданным какому-то человеку или объекту, или практике. Нам нужна только ясная простая Истина. Потому что это то, к чему воодушевляет нас наша культура – быть менее иерархичными, более прямыми, некоторым образом более честными.

Я чувствую, что этот прямой путь – это путь нашей эры и нашей культуры, мировой культуры.

WEB © Nataris-studio 2012