Руперт Спайра. Золотая реальность Я ЕСТЬ  



Вопрошающий (В.): Руперт, вы не против того, чтобы поговорить о распятии? В этой комнате висит триптих, изображающий распятие. Это образ, знакомый мне с самого детства.

Сегодня утром я смотрел на него во время медитации. Ранее я всегда пытался постичь его значение. Сегодня утром в этой атмосфере и в этой комнате я почувствовал нечто сияющее, что имело воздействие на мое сердце. Я почувствовал легкость на сердце. Даже сейчас, когда я смотрю на него, ко мне приходят особенные чувства. Это первый раз, когда со мной случилось такое переживание.

Руперт Спайра (Р. С.): Что на самом деле сияет, когда вы смотрите на эту картину?

В.: На иконе мы видим фигуру Христа и Марию с Иоанном, составляющие треугольник, а также золото по краям и над их головами.

Р. С.: Когда я смотрю на эту икону, я вижу, что сияет золото. А фигуры я вижу, как отсутствие золота. Сияние исходит именно от золота. Все вокруг тел и голов покрыто золотой краской. Иначе выражаясь, сияет именно пространство, в котором проявлены тела.

Тела не были нарисованы золотом, золотом было нарисовано все, кроме тел.
Когда вы подходите к картине, то понимаете, что сияет золото. Я вижу тела в виде теней, а золото нарисовано ярко. Именно к нему художник хотел привлечь внимание. Именно поэтому в средние века вокруг головы рисовали золотой нимб. Голова символизирует мысль, ум, но они хотели привлечь внимание к пространству, в котором ум появляется, а не к самому уму.

И на этой иконе художник привлекает внимание не только к пространству, в котором появляется ум (голова) - там нарисованы нимбы, а и к пространству, где происходит сама сцена и находятся фигуры. Выделяется здесь именно пространство. Сияет само пространство, а объекты являются отсутствием сияния.

Это моя интерпретация этой картины.

В.: Переживание, которое произошло со мной не было интеллектуальным, это было прояснение в сердце.

Р.С.: Это благодаря позиции фигур.

В.: Да, в частности это связано с фигурой Христа.

Р.С.: Да.

Я хотел бы повторить, что эта икона привлекает внимание к тому, что не умерло, когда умер Христос, к тому, что не перестало сиять, когда перестало сиять его тело.

В.: Это о Духе.

Р.С.: А каким образом Дух изображен на этой картине?

С помощью сияющего золотого цвета, который не меркнет даже перед лицом смерти. Он не темнеет, темнеет тело. Тело умирает, а Дух продолжает сиять. На самом деле, смерть тела, которая изображена на иконе, привлекает наше внимание к бессмертию Духа.

Что умерло, когда умер Христос?


В.: Честно говоря, я не считаю, что что-либо умерло. Это было начало новой эпохи человечества.

Р.С.: Какое основное послание несла эта эпоха?

В.: Этим утром я как раз думал об этом. Это сострадание.

Я, наверно, никогда по-настоящему не понимал смысл распятия, я был просто юношей-католиком и упустил его.

Р.С.: Иисус сказал: «Прежде нежели был Авраам, Я есмь». То Я ЕСТЬ, которое было до появления Авраама, это то же самое Я ЕСТЬ, которое присутствует и сейчас.

Что он имел в виду, когда сказал «Я есмь»? Я ЕСТЬ сейчас такое же, как и до рождения Авраама.

В.: Он говорил о Сознании.

Р.С.: Да, под «Я» он не имел в виду тело. Его главное послание такое: «Будь спокоен и знай, что Я ЕСМЬ - есть Бог». «Будь спокоен» (оставим пока беспокойство ума, это не имеет отношения к уму) означает «познай Покой, который стоит за умом и знай, что Я ЕСТЬ является Богом или Окончательной Реальностью». И Она вечна. Идя на уступки уму, он говорит: «Прежде нежели был Авраам, Я есмь». Он соединяет два времени. «Прежде нежели был Авраам...» он ставит в прошлое, а потом он использует настоящее время «...Я есмь». Он же не говорит: «Прежде нежели был Авраам, я был». Он говорит «Прежде нежели был Авраам...», перенося нас в прошлое, «...Я есмь». Это Я ЕСТЬ, которое есть сейчас и всегда. Это то, что ЕСТЬ всегда и прежде, чем возникли все тела и миры.

И это Я ЕСТЬ, которое знакомо каждому из нас (у каждого из нас имеется опыт Я ЕСТЬ), является, как мы сказали в первый вечер, «отверстием в листе бумаги». Кажется, что это отверстие в бумаге, но присмотревшись, мы понимаем, что оно является пустым пространством, которое вовсе не находится в бумаге. Бумага находится в этом пространстве.

Я ЕСТЬ является этим отверстием, через которое обособленное «я» имеет доступ к вечности, сквозь которое оно выходит за пределы времени и попадает в вечность. Это происходит через портал Я ЕСТЬ или я-мысль.

Именно это имеет в виду Христос, когда говорит: «Будь спокоен и знай, что Я ЕСМЬ - есть Бог». Бог или Окончательная Реальность.

В.: Руперт, в опыте медитации это становится реальным. Что еще вы можете сказать о тайне распятия?

Р.С.: Это и есть послание, которое несет распятие.

Есть 3 стадии, которые вы можете найти в большинстве религиозных традиций: Распятие, Воскрешение и Преображение.

Распятие — это смерть того, кем мы себя считали, смерть отождествления с телом.

Вас вчера не было, но для тех, кто был, это в конце первой страницы первой главы. Это обнаружение того, что Я - Осознавание, Я не тело.

Теперь, Воскрешение (конец первой главы) — обнаружение природы Бытия, которым я являюсь.

Итак, Распятие: я не являюсь телом, я — Сознание. Воскрешение: воскрешение истинного Я, обнаружение природы Сознания, которым я являюсь.

И главы от 2 до 12 говорят о Преображении, которое является перестройкой или колонизацией телаума и мира бесконечным Светом чистого Сознания, которым я, как мне стало известно, являюсь. Преображение, яркое свечение тела/ума, в Свете чистого Сознания.

Есть три стадии - Распятие, Воскрешение и Преображение. «Мир - иллюзия, реален только Брахман. Брахман есть мир» - эти слова Раманы Махарши описывают то же самое.

Я есть что-то. Я - ничто. Я - всё. Путь от «я - что-то» до «я - ничто» (то же, что «я - тело» и «я - Сознание») в традиции Дзен называется «Великой смертью». И на этой иконе изображена именно Великая смерть.

Далее, путь от я - ничто (Осознавание) до я - всё (сияние телаумамира в свете чистого Осознавания). Эта стадия в традиции Дзен называется Перерождением. Это именно то, что эта картина пытается в нас пробудить.

В.: Я считаю, что это все очень интересно. Переживание, которое произошло со мной сегодня утром было чем-то вроде визуальной медитации. И она оказала огромное воздействие на меня. Ранее со мной такого не случалось.

Р.С.: Я не собираюсь интерпретировать вашу медитацию, которая, как очевидно, глубоко вас затронула. Я сейчас пытаюсь дать вам рациональное объяснение, рациональный анализ этой картины. Вы же получили послание на интуитивном уровне, минуя ум. В этом и заключается смысл искусства. Оно воспринимается не умом, а на чувственном уровне.

Я не хочу трогать ваше переживание. Оно подлинное. Все, что я говорю, никоим образом не отрицает ваш опыт. Я просто даю вам свою интерпретацию этой иконы.

В.: Да, я понимаю.


















WEB © Nataris-studio 2012