Сайт переехал по адресу: IAMNESS.RU
Второе интервью Рика Арчера с Дэвидом Годманом-1  





Рик Арчер (Р.А.): Добро пожаловать на передачу “Будда на бензоколонке”. Меня зовут Рик Арчер. “Будда на бензоколонке” - серия интервью с духовно пробужденными людьми. У меня уже есть около 350 таких интервью, и если вы хотите их посмотреть, переходите на сайт https://batgap.com.

Эти интервью стали возможными с помощью благодарных слушателей и зрителей. Если вы цените нашу работу и хотели бы нас поддержать, то на сайте есть возможность внести пожертвование. Я очень благодарен тем, кто нас поддерживает.

Сегодня мой гость – Дэвид Годман. Я уже брал у него интервью несколько лет назад. Я прослушал его на прошлой неделе и считаю, что оно удалось. Мы обсудили много тем и поднимали очень интересные вопросы. Если вам понравится это интервью, вы также можете посмотреть и предыдущее.

Если вы не знаете, Дэвид жил в Индии с 1976 года, в основном, в городе Тируваннамалай, штат Тамил Наду. Там он изучал и практиковал учение Шри Раманы Махарши. Его описание учения Шри Раманы Махарши "Будь тем, кто ты есть", наверно, является самой читаемой книгой о Рамане. В период своего 14-летнего пребывания в Раманашраме (1978-92) он управлял библиотекой ашрама, каталогизировал ее архивы, записал истории и опыт преданных, которые находились в прямом контакте с Шри Раманой.

Дэвид является официальным биографом двух преданных Раманы Махарши – Лакшманы Свами и Пападжи, которые познали истинное Я в присутствии Раманы Махарши и в последствии сами стали гуру.

Дэвид написал и издал другие книги, которые содержат рассказы от первого лица тех преданных, которые близко сталкивались с Раманой Махарши, в присутствии которого с ними произошла трансформация.

У меня есть еще информация о Дэвиде....

Дэвид Годман (Д.Г.): Остальное вы можете опустить.

Р.А.: Я помещу эту информацию на сайте, чтобы люди могли узнать о вас больше.

Итак, сегодня Дэвид будет говорить о разных вещах, например, о нескольких учениках Раманы – Морисе Фридмане, Муруганаре и Мастане. У нас есть вопросы, присланные разными людьми, и возможно, мы получим еще больше вопросов. В общем, мы будем говорить на разные темы. Посмотрим, как будет развиваться беседа.

Дэвид, спасибо, что вы согласились побеседовать со мной.

Д.Г.: Спасибо, что пригласили.

Р.А.: Дэвид сейчас в Колорадо, в своем ежегодном паломничестве в США.

С чего мы начнем?

Д.Г.: Вы задавайте вопросы, а я буду отвечать, если смогу.

Р.А.: Хорошо, давайте поговорим о тех людях, о которых вы хотели рассказать.

Когда я читал о них и слушал ваши рассказы, я подумал, что в нашем интервью мы можем приспособить их опыт к современной жизни. Я имею в виду, что, конечно, это интересно говорить о людях, которые были близки с Раманой Махарши, но давайте по возможности выделять те моменты, которые будут полезны для современных ищущих. Я думаю, у нас это получится без проблем.

Давайте начнем с Мориса Фридмана. Кто он такой?

Д.Г.: Морис Фридман — самый необыкновенный человек из тех, с кем я сталкивался. К сожалению, о нем мало что известно. Благодаря его знакомству с Раманой Махарши, Кришнамурти, Ганди, Нисаргадаттой, Далай Ламой я бы назвал его Форестом Гампом в духовном мире 20 столетия. Он был во всех нужных местах в нужное время, получая максимальную пользу от общения со всеми великими просветленными людьми Индии. В конце концов, Нисаргадатта считал его чуть ли не единственным джняни в его окружении.

Между своими поездками к великим гуру он принимал участие в движении Ганди, помогал бедным людям Индии, беженцам. Он был составителем чудесных книг, одна из которых называется «Я есть То» и является классикой духовной литературы. Этот человек для меня, если можно так выразиться, - сияющий маяк, указывающий на то, каким может и должен быть преданный по отношению к своему Учителю. Он был абсолютно удивительным человеком.

Он всеми способами пытался спрятать то, что он сделал за свою жизнь. Я наслаждался работой детектива, разыскивая в отдаленных местах и раскапывая все то, что он пытался скрыть. Он это делал не потому, что совершил нечто постыдное, а потому, что не хотел, чтобы ему приписывали заслуги. Сегодня у меня есть возможность помахать флагом и сказать: «Посмотрите, это один из самых великих преданных, искатель Истины с Запада, который был много раз в Индии. Люди должны узнать о нем!»

Р.А.: Я читал некоторые истории о нем, которые вы записали. Сам он родом из Польши. Он иммигрировал во Францию, управлял там фабрикой а также открыл для себя Кришнамурти, встретился с Ганди в Париже.

Д.Г.: Я видел одно из писем, в котором он говорил, что открыл для себя Кришнамурти, когда был еще подростком в Варшаве. Он отдал все свои недельные карманные деньги за подержанную книжку Кришнамурти на французском, продаваемую на улице. Он начал свой путь очень рано и никогда не жалел об этом.

Р.А.: Потом его взяли управляющим фабрикой в Бангалоре, Индия.

В конечном итоге он сам стал садху, который никогда не отказывался от женщин. У него были женщины, на которых он собирался жениться.

Он также был очень изобретателен. Когда-то он наблюдал за Ганди, использующим прялку, и решил, что усовершенствует ее. Он изобрел механическую прялку и подарил ее Ганди.

Д.Г.: Его встреча с Ганди – история, похожая на истории о Форесте Гампе. Он управлял электротехническим заводом в Париже. Как-то он шел по улице и увидел толпу людей недалеко от жд вокзала. Он пошел туда, чтобы посмотреть, что там происходило. На платформе он увидел Махатму Ганди, который пересаживался на другой поезд. В те времена, если вы хотели попасть из Лондона в Индию (он был там на конференции), то самым быстрым способом было сесть на поезд, проходящий через Европу, а потом на корабль в Греции. Итак, Ганди в Париже хотел пересесть на другой поезд. И в тот момент, когда Ганди был там буквально две минуты, Морис также оказался на платформе. Он сказал: «Я посмотрел на этого человека и тут же влюбился в Индию, я понял, что должен туда поехать».

Скоро у него такой шанс появился. Главный министр княжества Майсур, которое в то время было независимым государством, пришел в его офис, чтобы предложить ему управлять крупным заводом в Бангалоре. Когда Морис согласился, министр спросил его: «Когда вы сможете приехать?» Морис сказал: «Я одену свою куртку и поеду с вами прямо сейчас». И он поехал в Индию.

Р.А.: Взяв с собой только свою куртку.

Д.Г.: Да, только куртку.

Р.А.: Это просто удивительная история!

Он провел там много лет, живя как садху — сидел под деревьями, спал на земле.

Я также вспомнил факт, что когда он управлял этой фабрикой, то не забирал свою зарплату, а откладывал ее.

Д.Г.: Министр хотел, чтобы он был лицом модернизации Майсура, поэтому он очень расстраивался, когда его западноевропейский руководитель завода появлялся на работе в оранжевых одеждах. Он не только ходил на работу в оранжевой робе, он еще просил у своих работников еду по вечерам.

Министр сказал, что они не могут держать этого человека из-за его поведения: «Неприемлемо зависеть от своих работников в еде, выпрашивая ее по вечерам, когда на следующий день ты должен управлять ими». Также он сказал, что по контракту он обязан платить ему. Он перечислял зарплату на банковский счет, и Морис мог взять ее, когда ему было нужно. Но он не трогал этих денег, а питался едой, которую просил.

Министр договорился с ним, что если к ним приедут какие-то важные персоны, чтобы показать каким современным был Майсур, Морис обязан надевать костюм и галстук. Но если никто не посещал завод, то Морису было разрешено ходить в оранжевой робе и просить пищу.

Р.А.: Когда он ушел с завода, то разделил свою сохраненную зарплату между его работниками.

Д.Г.: Да, он не взял ничего из этих денег. Он раздал их работникам завода и ушел жить под деревом в Махараштре.

Р.А.: Интересно.

А когда он начал общаться с Раманой?

Д.Г.: Бангалор находится недалеко от Тируваннамалая. В Катпади, который был в двух с половиной часах езды от Тируваннамалая, можно было сесть на поезд до Бангалора. Морис стоял на платформе в Катпади и ждал свой поезд до Бангалора, который опаздывал.

Затем приехал другой поезд, и он услышал крики: «Тируваннамалай, Тируваннамалай». Тут он вспомнил, что читал в книге про известного Свами из Тируваннамалая и сказал: «Почему бы и нет? Это место недалеко». Он спросил, когда отправлялся поезд, и ему ответили, что через пять минут. Он сел на него и поехал в Тируваннамалай.

В тот момент он понял, что забыл имя Свами, а помнил только название города. Он сел в повозку и сказал: «Есть ли в этом городе известный Свами? Если да, отвезите меня к нему». В те времена Рамана был номером один, и его все знали.

Он приехал в Раманашрам, и как все иностранцы, хотел зайти туда в обуви, но снял ее и вернулся. Он рассказывал: «Я прочитал книгу о Рамане и его биографию, но это не произвело на меня впечатления. Мне не понравилось его учение и то, как была написана книга. Когда я приехал в Ашрам, то был настроен довольно негативно. Но в тот момент, когда я сел в холле, впервые в жизни мой ум остановился. Впервые в моей жизни стрелка скорости работы ума стала в положение «0» и там остановилась. Мне было все равно, что там происходило, чему учил этот человек. Ритуалы и все, что мне не нравилось уже не имело значения. Я понял, что это то место, где мне нужно быть».

С этого момента он приезжал в Тируваннамалай каждые выходные.

Р.А.: Замечу для наших слушателей, что Дэвид создал серию видео о Рамане и людях, которые его окружали. Там еще есть разные важные места в Тируваннамалае, где жил Рамана. Я как раз смотрел эти видео на прошлой неделе. На моем веб-сайте вы найдете ссылку. Эти видео дадут представление о том, как протекала жизнь в этих местах, и также там много интересных историй.

Вы создали эти фильмы не так давно, правильно?

Д.Г.: Я создал «Рассказы о Шри Рамане Махарши» в начале 2014 года. Затем мне нужно было все отредактировать, и я сделал это в прошлом году.

Р.А.: Довольно быстро.

Для тех, кто никогда не жил рядом с Гуру, многие аспекты такой жизни кажутся необычными и в каком-то смысле разрушают наши стереотипы. Я считаю, что вы проделали очень важную работу, показав эти аспекты, представив разных людей и ту тотальную преданность, которую многие из них проявили.

Д.Г.: Спасибо.

Р.А.: Это очень интересная тема, о которой очень мало говорят в наши дни. Однако многие современные ищущие восхищаются такими людьми и считают, что Рамана, Пападжи и подобные им были глубоко преданными людьми.

Д.Г.: В Тамил-Наду бытует такое выражение: «Твой гуру — это твой отец, твоя мать, твой гуру и твой Бог». Он является для вас всем. Все отношения с важными для вас людьми сводятся к отношениям с этим одним человеком. Каждый день вы полностью отдаете себя ему. Вы можете почитать стихи известных святых древности из Тамил-Наду, которые были настолько экстатичны, что отдавались в рабство Богу. Идея полностью посвятить себя служению Богу очень популярна во многих религиозных традициях на юге Индии. Самое лучшее — это стать рабом Бога и не иметь своей воли. Такая цель очень популярна там.

Р.А.: Я недавно слушал ваш рассказ о Пападжи, и кто-то спросил его что-то вроде: «О чем вы сожалеете больше всего?» Он ответил: «Я сожалею о том, что мое здоровье не позволяет мне полностью простираться у ног моего Гуру, под фотографией Шри Раманы. Сейчас я просыпаюсь и не могу даже натянуть штаны. И мне очень жаль, что я не могу больше почитать моего Гуру, как должно».

Д.Г.: Мне нравятся его слова. Я спросил его, сожалеет ли он о чем-то в жизни. Он считал, что если ты уже находишься в этом состоянии, то уже не выбираешь, что тебе делать. Каким-то образом истинное Я говорит тебе, что делать. Таким образом, все концепции и сожаления указывают на осуществление плохого выбора. Это нечто вроде адвоката дьявола. Когда я спросил его, сожалеет ли он о чем-либо сделанном, он сказал: «Конечно, нет. Если ты идешь путем Адвайты, то у тебя нет выбора, а значит, нет и сожалений». Через пять минут он взглянул на комнату и сказал: «Я сожалею только о том, что не могу сам надевать штаны, я не могу растянуться на полу. Когда я мог нормально двигаться, то вставал по утрам и полностью простирался на полу перед образом моего Гуру. Так я начинал каждый свой день».

Р.А.: Давайте вернемся к Морису Фридману. Как вы считаете, насколько такое отношение важно для духовно ищущего? Я имею в виду важность распластаться на полу, важность сдачи?

Д.Г.: Я не думаю, что для Мориса это было важно. Морис был последователем карма-йоги. Многие люди, которые приезжали в Индию, развивали преданность, занимались самоисследованием, обретали просветление. Морис же верил в то, что мир был плохим местом, и у него был талант исправлять это. Он использовал каждую возможность, чтобы улучшить положение бедных людей Индии. Он не был ни мыслителем, ни созерцателем. Он был человеком действия. Всю свою жизнь он старался использовать свои таланты, чтобы сделать жизнь других людей лучше.

Р.А.: Да, кто-то по природе является карма-йогом, а кто-то бхакти, более преданным. Все разные.

Какие отношения были у Мориса с Раманой? Обрел ли он просветление с ним?

Д.Г.: Морис приехал в Индию приблизительно в 1933 году. Начал работать на фабрике. В Раманашрам он приехал в 1934. У него было сильное желание стать саньясином. Он попросил Бхагавана об официальной инициации, однако Бхагаван никого никогда не посвящал в саньясины. Его неизменный совет был таким: «В каких бы обстоятельствах вы не находитесь, выполняйте свой долг. Если у вас есть работа, семья, выполняйте свои обязанности». Он никогда не давал наставления отречься от мира.

Но Морис, как и некоторые другие, не сдавался. Он пошел к Свами Рамдасу и тот инициировал его. Он принял саньясу под именем Бхаратананда, что означает «благословение Индии». Когда он приехал в Индию и увидел насколько люди там бедны, то понял, что может им помочь.

Когда он увидел прялку Ганди, то сказал, что сможет улучшить ее, что он и сделал.

Вот таким был Морис. Если он видел проблему, то тут же решал ее. Это мне очень в нем нравилось. Не было никаких собраний или консультаций. Он просто вышел и пришел с новой усовершенствованной прялкой. Ганди попробовал ее и сказал: «Эта намного лучше. Большое спасибо. Теперь это будет моя личная прялка. Встреться с моим людьми и пусть они сделают эту модель базовой для всех индийцев, а эту я оставлю себе».

Вот такую удивительную вещь он сделал просто без подготовки. Вот таким он был по жизни.

Р.А.: Он также усовершенствовал один предмет, будучи на смертном одре.

Д.Г.: Да, я расскажу эту историю.

Никто ничего не знал о Морисе. Он был очень осторожен, говоря о себе, он не упоминал ничего лишнего. Но как-то я получил письмо от его последнего секретаря. Морис упал и очень сильно ушибся. У него был перелом бедра. Доктор сказал, что у него осталось несколько дней, и тело слабело день изо дня. Ему назначили обезболивающие и уход. Его невозможно было оперировать, поскольку он был очень слаб. У него отказали почки и ему нужно было поставить катетер.

Моему отцу тоже когда-то поставили катетер, и когда я пришел к нему, он сказал: «Никаких шуток, пожалуйста. Смеяться очень больно».

Катетер не очень приятная штука, даже вместе с обезболивающим. Мои друзья ставили его в Индии, и это было очень больно, и часто без использования обезболивающего. Морис со своим поломанным бедром должен был лежать неподвижно, когда его вводили, процедура была страшно неприятной. Он сказал: «Люди должны вот такое терпеть при введении катетера?! Принесите мне инструменты и пластиковые трубки. Я сделаю более совершенный катетер до того, как умру!» В свои последние дни на планете Земля он лежал на кровати с переломанным бедром, без возможности операции, его организм постепенно отказывал, но при этом он хотел усовершенствовать катетер, чтобы другие люди не страдали так, как он.

Я не знаю сделал ли он новый катетер, но в этой истории весь Морис.

Р.А.: Насколько я понял из ваших воспоминаний о нем, Рамана признал Мориса реализованным?

Д.Г.: Не совсем. Я сейчас объясню.

Морис поехал в Кералу к Свами Рамдасу, чтобы принять посвящение. Рамдас, взглянув на него, сказал: «Это твое последнее рождение». Что было довольно смелым предсказанием для Западного человека в костюме, в его первый день работы на заводе.

Морис вернулся в Раманашрам, и все над ним смеялись, потому что они видели в нем только мужчину в костюме. Однако Рамана видел, что в нем было нечто особенное. Он сказал, что Морис уже был в Индии до этого: «Он один из нас. Он уже был тут». Но он не говорил, что он был просветленным.

Его отношения с Раманой не были гладкими. Морис по характеру был руководителем, и куда бы он не приходил, он считал, что лучше знает, что и как должны делать другие люди. Подход Раманы был более мягким. Морис предлагал людям лучший образ питания, давал советы. Рамана говорил Морису, что тот вмешивается не в свои дела и находится тут совсем не для того, чтобы поучать других людей.

Есть еще одна вещь, которую я хотел бы рассказать о нем. Я знаю женщину, которая была знакома с Морисом в 70-е годы. Как-то я беседовал с ней. Она сказала: «Я читала конспект бесед Кришнамурти, написанный Морисом, который посещал его беседы в 1950-е годы в Мадрасе. Он записывал краткое содержание бесед, чтобы распространять его по всему миру среди людей, которые не могут приходить сюда. И вы знаете, конспекты Мориса оказались более интересными и более понятными. Я извлекла из них больше пользы, чем из чтения книг Кришнамурти. Его конспекты просто великолепны, и хотелось бы их напечатать». Она также заметила, что «у него всегда был талант пойти к Учителю, послушать его и записать основную суть более понятными словами, чем слова самого Учителя». А затем она просто поразила меня, сказав следующее: «Морис сказал мне, что после того, как он посещал Раманашрам более года, сам Рамана сказал ему, что он может объяснять его учение тем людям, которые не знают тамильского».

Таким образом, Морису было официально поручено записывать содержание и суть учения. За всю историю Раманашрама я не знаю никого, кто бы при самом Рамане получил задание объяснять учение Раманы в его присутствии. Это грандиозное подтверждение его состояния и его способности очень кратко и ясно изложить то, что говорил Учитель.

Я полагаю, что то же самое произошло, когда он приехал к Нисаргадатте. Внучатый племянник Раманы рассказал мне, что Морис узнал о Нисаргадатте и поехал к нему. Там, в Бомбее, он записывал то, что говорил Гуру. Через пару дней Махарадж спросил его, что он пишет. Морис показал ему свои записи. Махарадж был очень рад высокому качеству записей и пониманию сути. Он пригласил его стать официальным учеником, стенографом, редактором и составителем. Результатом этой работы стала книга «Я есть То», которая является классикой на все времена.

У него действительно была способность схватывать учение и затем передавать его таким образом, что все признавали его объяснения идеальными. Иногда он использовал другие слова, но они были настолько хороши, что многие говорили, что эти объяснения были лучше, чем изначальные слова учителя.

Р.А.: На каких языках Индии он говорил?

Д.Г.: Он работал в индийских деревнях, и я предполагаю, что он говорил на хинди.

Как-то я читал статью о его издателе в Бомбее, к которому он пришел с первым черновиком «Я есть То» и сказал ему: «Отложите всю свою работу (это было типично для Мориса), мы должны сделать эту книгу». Издатель заметил: «Морис, но вы не знаете маратхи!» На что Морис сказал: «Не переживайте, это мелочи!»

Маратхи — местный диалект, на котором говорят в Бомбее. Морис говорил на хинди, но я думаю, что его маратхи не был достаточно хорош, чтобы вести полноценную беседу. Однако эти два человека как-то поняли друг друга.

Р.А.: На каком языке говорил Нисаргадатта?

Д.Г.: Он говорил на маратхи. Он был необразованным человеком и даже, наверно, не ходил в школу. У него был сильный деревенский акцент и грубый деревенский юмор. Я помню, что как-то к нему пришел образованный человек, говоривший на маратхи, и он не понял ни единого слова из того, что он говорил. Нисаргадатте было тогда 80 лет, у него был сильный акцент и вставная челюсть. Его в последние годы было очень тяжело понять. Его постоянные переводчики стали его словами и зубами.

Р.А.: Хотели бы вы рассказать нам что-либо еще о Морисе перед тем, как мы перейдем к другим?

Д.Г.: Я хотел бы рассказать об одном его проекте. А еще я хотел рассказать о Далай Ламе. У нас есть время?

Р.А.: Да, у нас есть пару часов.

Д.Г.: Хорошо. В конце концов, Морис ушел с фабрики. Он ушел потому, что сын раджи штата, находящегося недалеко от Бомбея, пришел к нему за советом, как его отец мог бы улучшить положение его штата. В те времена была популярна идея Ганди о том, что сельские жители должны иметь самоуправление. Не нужны были люди, занимающие высокие посты, которые бы управляли ими. Они хотели избавиться от средней и высшей управленческой власти. Ганди хотел, чтобы управление совершалось панчаят раджами. Панчаят — это совет деревни, а раджа — управляющий. Он хотел, чтобы Индия была конфедерацией, состоящей из самоуправляемых деревень без представителей верховной власти, взимающих налоги и тратящих их на глупые проекты за пределами деревни. Так что, Морис ушел. Это одна из типичных историй о Морисе.

Он обратился к радже и тот сказал ему: «Мистер Фридман, мы наняли вас в качестве консультанта по вопросам улучшения нашего штата». Морис ответил: «Единственно полезное, что вы можете сделать, это отречься от занимаемой должности... Вы паразитируете, вы забираете доходы ваших людей, живете в огромном дворце. Ваши люди бедны, вы им не помогаете. Вы взимаете с них высокие налоги и живете роскошной жизнью. Все, что вам нужно сделать — это отречься от власти, но не в пользу своего сына или кого-либо другого, а в пользу сельсоветов вашей местности».

Морис умел убеждать и удивительным образом уговорил этого раджу отказаться от власти. Насколько я знаю, это единственный случай в истории Индии, когда правитель отрекся от власти в пользу своих людей, а не в пользу сына или кого-то еще.

Поскольку это был проект Ганди, то Морис хотел, чтобы он сам его утвердил и привел в соответствие с конституцией. Он и принц поехали в ашрам, чтобы увидеться с Ганди. Они объяснили ситуацию, и Ганди сказал: «Это очень хорошая идея, но мы не можем просто оставить этих людей. Если вы хотите, чтобы я одобрил этот проект, вы оба должны пожить в той местности несколько лет и научить этих людей как быть независимыми, обслуживать себя». Потом он показал пальцем на сына раджи и сказал: «Ты не можешь больше жить во дворце. Ты должен убедить людей, что жизнь в селе хороша и интересна. Они не будут уважать тебя, если ты будешь жить во дворце. Построй себе хижину в одной из этих деревень и проживи там лет десять и продемонстрируй людям на своем примере, что такая жизнь может быть полезной и эффективной».

Морис и принц посмотрели друг на друга и согласились, Ганди поставил свою подпись. Они вернулись в этот штат.

Морис сказал, что в первую ночь он спал под деревом, ему негде было жить. Шаг за шагом они дали этим людям азы самоуправления. Морис был очень практичным человеком и научил их рубить деревья, строить водопроводную систему и другим техническим работам.

Один аспект этого проекта произвел на меня большое впечатление. Когда центральное правительство распустили, никто не знал, что делать с заключенными. Никто не хотел ими заниматься. Морис сказал: «Я беру их на себя. Выпустите их под мою ответственность». Вместе с этими заключенными он построил деревню. Он научил их, как строить дома, научил их ведению сельского хозяйства. Он научил их всему, чтобы они могли полностью обеспечивать себя. Ни один из этих людей уже не вернулся в тюрьму.

Я читал интервью с этими людьми. Их брали в 1990-е годы. Они плакали и сказали, что Морис спас их.

Это был известный проект и в 1960-е годы Болливуд снял о нем фильм. Мориса взяли консультантом по техническим вопросам. Он контролировал, чтобы все было записано должным образом. В конце работы режиссер поблагодарил его и сказал, что укажет его, как технического консультанта. Морис сказал: «Спасибо, не указывайте мое имя». Это было для него характерно. Режиссер возразил: «Мы обязательно укажем ваше имя, ведь это ваш проект, и вы помогали нам, как консультант. Конечно, ваше имя будет фигурировать». Тогда Морис заявил, что подаст на него в Верховный Суд Бомбея: «Я запрещаю вам упоминать мое имя в контексте этого проекта!»

В этом был весь Морис. Всю свою жизнь он делал удивительные вещи, заметая следы и делая вид, что он к ним не причастен. Он просто не хотел, чтобы люди знали про все те добрые дела, которые он сделал. И это одно из того, что восхищает меня в нем.

Р.А.: Я думаю, некоторые люди спросят, а какую роль это играет в духовном плане.

Д.Г.: У Мориса было много талантов. Если бы он писал резюме, то там было бы очень много пунктов. Он сделал много удивительных вещей.

Можно я кратко расскажу о Далай Ламе?

Р.А.: Да, конечно. Можете не спрашивать.

Д.Г.: Морис — один из моих героев. Да здравствует Морис!

В конце 1950-х Китай пытался заполучить Тибет. И в какой-то момент он им завладел. Далай Лама стал говорить о переезде в Индию.

Р.А.: Вы виделись с ним?

Д.Г.: Два дня назад я стоял в очереди, чтобы поговорить с ним о Морисе. Он ответил на вопросы только первым четырем людям, а я был десятым в очереди.

Морис был другом премьер-министра Индии. Премьер министр не хотел провоцировать войну с Китаем. Она могла быть, но он не хотел спровоцировать ее. Поэтому Неру сказал, что не может пригласить Далай Даму, поскольку это может спровоцировать конфликт. Но Морис не сдавался и, в конце концов, заставил Неру подписать соглашение о том, что Далай Лама мог приехать в Индию при условии, что он приедет не в качестве политического лидера, а как духовный лидер тибетцев, которые находились в ссылке в Индии. Он мог заниматься религиозной деятельностью в Индии, но ему было запрещено произносить какие-либо политические речи. Если он не захочет это делать, то ему придется поехать в другое место.

Неру согласился на это.

Помните я рассказывал о принце — сыне раджи, который отрекся от престола?

Р.А.: Да.

Д.Г.: После обретения независимости он присоединился к дипломатической миссии и был представителем индийского правительства в Сиккиме.

Морис решил, что они помогут Далай Ламе пересечь Тибет и попасть в Сикким, чтобы никто не подумал, что он сбегает в Индию. Там его должен был встретить друг Мориса и поселить в местном монастыре. Морис также послал одного из своих польских друзей — Уму Дэви, чтобы она позаботилась о нем. Она готовила ему и заботилась о нем на протяжении нескольких лет.

После того, как Далай Лама приехал в Индию, Морис ездил по Индии, требуя у своих богатых друзей денег и земли, чтобы основать тибетские колонии в Индии. Его подруга, Ума Дэви, в итоге управляла несколькими лагерями для беженцев.

Я в YouTube видел старый фильм о Далай Ламе в Польше. Он сказал там: «Я хочу рассказать вам о двух самых великих поляках из тех, кого встречал». Одним их них был Морис Фридман. И все оглядывались друг на друга, поскольку никто его не знал.

Мориса, несмотря на все удивительные вещи, которые он сделал, никто не знает.

Извините, но я хочу рассказать еще одну историю!

Р.А.: Давайте.

Д.Г.: Однажды я разговаривал с женщиной, которая его знала, я спросил ее: «Морис как-то приезжал навестить вас и вашего отца. Рассказывал ли он вам какие-то истории из своей жизни?» Вот так по кусочкам я собирал удивительные истории о Морисе. Она сказала: «Тогда я была молодой и безработной, я только подносила им чай и кофе. Это были мужские разговоры, нам не разрешали находиться там и слушать разговоры о политике». Я заметил ей: «Ну, вы же были в комнате. Они разговаривали на английском. Я уверен, что вы что-то слышали».

И наконец она неохотно вспомнила одну историю: «Мой отец как-то спросил Мориса о его поездке в Россию...» Я тогда впервые узнал, что он ездил в Россию. Я думаю, он был членом делегации по экономике, поскольку он принадлежал к Партии Конгресса и, наверное, владел русским. Он прекрасно подходил для этой поездки.

Я спросил ее: «Что же он рассказывал о России?» Она сказала, что он поехал в Кремль, чтобы встретиться с Хрущевым и сказал ему так: «Мистер Хрущев, вы не настоящий коммунист, а подделка. Вы слишком хорошо живете для коммуниста». Такую же лекцию он прочитал индийскому радже. То же самое он проделал с Хрущевым в Кремле. Я думаю ему повезло, что его не сослали в Гулаг.

Вот таким был Морис. Он был очень прямым человеком. Если кто-то не приносил пользу обществу, он тут же указывал такому человеку на это.

Р.А.: Он был очень смелым человеком.

Когда я читал написанное вами, то делал некоторые заметки. Сейчас я гляну.

Так, а что это за история о Морисе и апельсиновом соке?


WEB © Nataris-studio 2012